Рамиль Мингазов
UCOZ Реклама
покраска автомобиля . Новостройка собственность и еще.

 

 

Рамиль Мингазов

Ильгам Киямов

 

 

 

 

Президент М.Ш.  Шаймиев:

социально-психологический

портрет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Казань – 2002

Издательство «Идел-Пресс»

 

 

www. mingazoff. narod. ru.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рамиль Мингазов

Ильгам Киямов

 

 

 

1000-летию Казани посвящается

 

 

 

 

Президент М.Ш. Шаймиев:

социально-психологический портрет

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Казань 2002

 

 

Издательство «Идел-Пресс»

 

 

 

www. mingazoff. narod. ru.

 

 

 

 


 

ББК 63.332 (Р–Тат)

       М–50

 

 

 

 

Отв. редактор: А.Х. ХАСАНОВ, член-корреспондент Академии

                             информатизации, писатель-публицист;

 

РЕЦЕНЗЕНТЫ:

 

М.Х. ХАСАНОВ, доктор филологических наук, академик Академии наук

                              Татарстана, президент АНТ;

 

М.Х. САЛАХОВ, доктор физико-математических наук, профессор,

                               ректор КГУ;

 

В.Г. ГАЙФУЛЛИН, заслуженный деятель науки РТ, академик Академии

                                    Гуманитарных наук РФ, доктор педагогических наук,

                                     профессор, ректор Татарского государственного

                                     гуманитарного института;

 

Л.А. ВОЛОВИЧ, член-корреспондент Российской Академии Образования,

                              доктор философских наук, профессор;

 

Л.М. ПОПОВ, доктор психологических наук, профессор,

                               зав. кафедрой психологии КГУ;

 

Р.Г. ХАЙРУТДИНОВ, заслуженный деятель науки РФ и РТ,

                                    доктор исторических наук, профессор,

                                     зав. кафедрой истории Татарстана КГУ;

 

Ш.М. ВАЛИТОВ, доктор экономических наук, профессор,

                                проректор КГФЭИ;

 

Б.Ф. СУЛТАНБЕКОВ, профессор, историк-архивист

 

Р.Ю. БЕЛЯКОВ, кандидат исторических наук,

                               доцент КГТУ им. Туполева.

 

В книге раскрывается социально-психологический портрет первого Президента Республики Татарстан Минтимера Шариповича Шаймиева: характер, общая активность, эмоциональные особенности, мышление, общение и контакты, лидерство, «Я-концепция» и самооценка, жизненные и политические ценности, а также синергизм личности..

Работа предназначается для широкого круга читателей.

 

 

Р. Х. Мингазов, И.К. Киямов. Президент М.Ш. Шаймиев: социально-психологический портрет. – Казань: Издательство «Идел-Пресс», 2002 г. – 224 с.

 

 

ISBN – 5-85247-084-8

 

 

 

©  Издательство «Идел-Пресс», 2002

 

 

© Р. Х. Мингазов, И.К. Киямов, 2002


 

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

«Жизнь мудрее нас…» [149, c. 514]1).

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Написать эту книгу нас подтолкнул ряд обстоятельств. Во-первых, лонгитюдный анализ деятельности М.Ш. Шаймиева дает возможность констатировать, что люди видят в нашем Президенте системообразующий фактор единения народов, населяющих многонациональный Татарстан. Президент Татарстана Минтимер Шаймиев — знаковая фигура политической элиты Российской Федерации [46]. Во-вторых, люди, с которыми мы постоянно общаемся: наши сослуживцы, коллеги по работе, друзья и многочисленные знакомые, просто случайные люди, в массе своей выражают неподдельный интерес к Президенту Татарстана. В большинстве случаев это — желание лучше понять его именно как личность. Увы, нередко приходится выслушивать самые невероятные оценки и характеристики: от восторженных, чуть ли не обожествляющих, до резко критических, которые не претендуют на объективность. Тут уж ничего не поделаешь. Фигура популярного политического лидера всегда обрастает легендами и слухами, и иногда формируется и сохраняется затем долго его ложный образ. Нам хотелось в меру своих способностей обрисовать психологические особенности личности М.Ш. Шаймиева, избегая каких-либо неаргументированных, не находящих фактического подтверждения суждений.

В-третьих, жанр психологического портрета стал в последние два-три десятилетия широко распространенным и популярным во всем цивилизованном мире. На сегодняшний день написаны и опубликованы, а также размещены на серверах и сайтах Internet психологические портреты известных политиков и государственных деятелей Российской Федерации: Б.Н. Ельцина, В.В. Путина, Ю.М. Лужкова, Е.М. Примакова, С.В. Кириенко, Э.Э. Росселя, Г.А. Явлинского, Г.А. Зюганова, Е.Т. Гайдара, С.С. Говорухина, А.Б. Чубайса, В.В. Жириновского, А.В. Руцкого и мн. др. В общей сложности в Internet социально-психологические портреты известных личностей размещены на 160 серверах и 880 страницах. О Минтимере Шариповиче Шаймиеве такой книги до сих пор нет, а без психологического и социально-психологического анализа личности трудно составить полное представление о политическом лидере. Биографические описания, исследования его политических взглядов (штрихи к политическому и психологическому портрету) имеются1), но они не могут дать исчерпывающий ответ на целый ряд вопросов, важных для понимания действий М.Ш. Шаймиева.

В-четвертых, немалую роль сыграли наши родители. Хаернас агай и Альфинур Мингазовы родились и прожили всю жизнь в Муслюмово. Они хорошо помнят Тимера Шаймиева еще молодым1). Кыямутдин агай и Хания Киямовы живут в Буинском районе РТ и никогда не встречались с Президентом. Наши родители в один голос говорили нам: «Языгыз, яз. Ул яхшы китапка лаек!» («Пишите, пишите. Он этого достоин!»). И всякий раз они добавляют: «Алла исђнлек-саулык бирсен Тимер Шариповичка»2) («Дай Бог здоровья Минтимеру Шариповичу»). Эта присказка, повторяемая после каждых нескольких фраз о нем, не случайна и — не просто обычная норма вежливости, принятая в деревнях. В ней содержится искреннее уважение к человеку и искренняя забота о нем.

Надо знать, как относятся к Президенту в деревнях, особенно в татарских. Это — нечто такое, что правильнее всего обозначить словом любовь (впрочем, такое отношение — не редкость и в городах республики). В чем корни этой любви? Каков на самом деле человек, способный вызвать такое чувство у многих тысяч своих сограждан? В этом необходимо разобраться хотя бы и потому, что подобное восприятие политического лидера, возможно, несет в себе определенную опасность для демократического общества. Не приведет ли это к формированию некритического отношения к нему?

Авторы данной книги1) должны сразу же признаться, что тоже испытывают симпатии к Минтимеру Шариповичу и как к политическому деятелю, и как к человеку. Возможно, причина этой симпатии в том, что как он, так и мы родом из деревни; возможно, в том, что именно в годы его руководства республикой мы состоялись и в личностном, и в профессиональном планах. В конце концов, эти причины не имеют большого значения, так как авторы собираются писать не о себе, и, если затронули вопрос о своем отношении, то лишь за тем, чтобы внести изначальную ясность.

Не повлияет ли наше отношение на объективность при психологическом описании личности Президента Республики Татарстан М.Ш. Шаймиева? Надеемся, не в большей степени, чем влияет отношение любого автора к тому герою, к той персоне, о которых он пишет. Если бы автор не испытывал никаких чувств, то просто не взялся бы за работу. Итак, мы не скрываем своего исследовательского интереса к М.Ш. Шаймиеву. С нашей точки зрения, Минтимер Шарипович войдет в историю России, Татарстана и татарского народа не только как политический лидер и государственный деятель, хозяйственник и практик, но, прежде всего как мыслитель и философ, имеющий глубинные мысли и идеи.

Это значит, что Президенту Татарстана будет посвящено еще немало исследований в будущем. Чем дальше они будут отстоять во времени от сегодняшних дней, тем больше, вероятно, могут меняться отношения и оценки исследователей. Говорят, что «большое видится на расстоянии», но не будем забывать: любые оценочные характеристики всякого политика часто зависят не столько от ситуационных особенностей времени, в котором он жил и работал, сколько от современной, для ученого, аналитика, политической конъюнктуры. Минтимер Шарипович живет и работает сегодня. И поэтому, мы имеем возможность оценить его деятельность, масштаб личности в режиме реального времени. Именно все мы, его современники имеем право претендовать на большую точность и объективность.

 

Р.Х. Мингазов

доктор педагогических наук, КГПУ;

 

И.К. Киямов

кандидат психологических наук,

докторант КГФЭИ.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

Х А Р А К Т Е Р

 

ВВЕДЕНИЕ

 

«… Я не Президент татар, а Президент

многонационального Татарстана» [118, с. 22].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Есть особый магнетизм в людях, смотрящих на нас с телеэкранов, журнальных обложек и с первых полос газет. Почему мы не устаем вглядываться в их лица, вслушиваться в слова, следить за их жестами, мимикой? Почему постоянно оцениваем их, задумываемся и представляем каждый на свой лад, в силу собственных представлений о добре и истине? Потому что воспринимаем их как людей, на которых возложена особая миссия: они «должны» сделать нас более счастливыми, культурными и культурными, а мир — более правдивым, добрым и душевным, и все мы почти бессознательно надеемся, что они не обманут наших ожиданий.

Человек, о котором идет речь в этой книге, уже много лет хорошо известен в Татарстане и далеко за его пределами — не только в Российской Федерации, в странах СНГ, в ближнем зарубежье, но и в Западной Европе и Америке. Речь — о первом Президенте Татарстана Минтимере Шариповиче Шаймиеве. Будучи не только высокопоставленным чиновником, но и являющемся так же авторитетным политиком, пользующимся уважением населения всей Российской Федерации и имеющим большой «вес» в ее правящих кругах, и, в определенной мере, даже на международной арене, он всегда находится на виду. Безусловно, сам Минтимер Шарипович не стремится к широкой популярности. Иногда создается впечатление, что он старается избежать ажиотажа1) вокруг своей личности (это одна из черт его характера, о которой еще будет сказано), но таково положение публичного политика, что он не может не привлекать к себе постоянного внимания прессы, ученых, аналитиков. Впрочем, отношение исследователей и журналистов — всего лишь отражение того магнитического влечения и проявления интереса, который питают к нему, к его личности тысячи и миллионы наших сограждан.

Так или иначе, М.Ш. Шаймиев дал множество интервью, опубликовано огромное количество диалогов с ним и его монологи, высказывания; о нем и с его участием прошло много теле и радиопередач. Нами были рассмотрены материалы, связанные с биографией и политической деятельностью Президента Татарстана: его собственные воспоминания и официальные выступления, комментарии по поводу тех или иных событий; воспоминания других людей о нем и о совместной работе с ним, в том числе — суждения различных российских политиков и т.д. Такой материал широко представлен в большом количестве во всемирной информационной системе Internet (мы подсчитали, что имя Минтимера Шариповича упоминается в сети около 600 тысяч раз) и в прессе — на газетных и журнальных страницах. Труды нашего Президента изданы в нескольких томах (см. Шаймиев М.Ш. «Татарстан — прогресс через стабильность» («Татарстан тотрыклы њсештђ»). — Казань, Издательство «Идел-Пресс», Кн. I. - 2001.- 616 с., с илл.; Кн. II. – 2001. – 520 c., c илл.; Кн. III. – 2002. – 544 c., с илл.) [149].

Хотел он этого или нет, но за время, проведенное им в большой политике, информации о нем и его личности накопилось в большом количестве. Поэтому мы взяли на себя смелость проанализировать имеющиеся материалы и попытаться в этой книге составить социально-психологический портрет М.Ш. Шаймиева1). Основанием для такой смелости является то, что в социальной психологии накоплен немалый опыт разработки подобного рода портретов. Известно, что составляются не только психологические, но и политические портреты. Например, в 1989 г. Федором Бурлацким были изданы штрихи к политическому портрету Никиты Хрущева2).

Чаще всего социально-психологические и политические портреты составляются учеными исходя из наблюдений, бесед, анализа результатов психологических тестирований, чтобы по итогам можно было составить адекватное, полное и «объемное» впечатление о личности в целом — так скажем, в пространстве и во времени. Но при составлении социально-психологического портрета политиков приходится отказываться от классических психодиагностических методик1). Протестировать их трудно, вести долгие беседы тоже невозможно. В таких случаях психологи опираются на косвенные методы извлечения информации: свои наблюдения, качественный анализ текстов, изучение биографических данных и пр.

Такой же подход используется, кстати, при социально-психологическом анализе любой личности, если человек недоступен для непосредственного контакта. Так составляется, например, психологическое описание известной личности прошлых времен (политика, полководца, ученого, писателя, мыслителя).

Методики подобного анализа разработаны специалистами и опубликованы; ими довольно часто пользуются исследователи. В их основе лежит так называемый контент-анализ, сутью которого является выделение ключевых, то есть типичных, характерных для данного человека слов, речевых оборотов в его выступлениях и публикациях, характерных действий в различных ситуациях и т.д. Заметим, что близкий подход используют ученые-историки и писатели при написании биографий известных людей. Так создавались исторические трактаты и сочинения о булгарском царе Альмуш–Балтаваре и полулегендарном эмире булгар — Айдаре, о великом Чингис–хане и Бату-хане, об Аксак–Тимуре и Булат–Тимуре, о Сафа–Гирее и царице Сююмбике, о Шах–Али и сеиде Кул–Шариф1). Так работал А. Моруа над книгами об Оноре де Бальзаке, Викторе Гюго, Жорж Санд и др. Так писались многие исторические монографии об Аристотеле и Демокрите, о Сократе и Платоне, об Архимеде и Евклиде, о Юлии Цезаре и Александре Македонском, о Наполеоне и Петре I и др.

При создании психологического портрета важно принять во внимание все известные, существенные и малосущественные факты жизни человека и на этой основе воссоздать его облик. В каждой личности есть основные, базисные и второстепенные черты. Но второстепенные тоже важны. Без них любая личность теряет свою неповторимость, свою изюминку. Все, что собрано по толикам, по мелочи и создает это самое большое, значимое. Через мелочи, с первого взгляда, через, казалось бы, незначительные факты, прослеживается содержание бессознательной сферы психики, которое сдерживается, контролируется в существенных аспектах поведения или в обычных ситуациях жизни и деятельности.

Основные и второстепенные черты личности закреплены в ее характере. Именно с анализа черт характера Минтимера Шариповича мы и начнем составление его социально-психологического портрета. В этом плане уместно отметить, что Л.М. Поповым в журнале «Татарстан» уже были опубликованы штрихи к психологическому портрету нашего Президента [97]. К сожалению, на сегодняшний день отсутствуют полные социально-психологические портреты и других известных политиков из команды нашего Президента — Р.Н. Минниханова, Ф.Х. Мухаметшина, Э.С. Губайдуллина, Р.Ф. Муратова, А.А. Сафарова и др.

Характер — одна из главных составляющих личности и так же, как личность в целом, складывается с раннего детства под влиянием множества факторов. Известно, что на его формирование влияют как врожденные (или генетически заложенные), особенности нервной системы человека, так и условия социального окружения: социальный и микросоциальный фон, в рамках которого он рос; поведение в конкретных жизненных ситуациях, контактеры, то есть люди, участвовавшие в тех же событиях; особенности целенаправленного воспитания со стороны родителей и педагогов. Сказать, какой из факторов играет решающую роль, психологическая наука не может. Не может она с точностью ответить и на вопрос о том, какова структура характера.

Тем не менее, можно обнаружить некоторые близко родственные группы черт характера личности, выделяющиеся во многих исследованиях. У каждого конкретного человека, у каждой личности все они по-разному проявляются и по-разному взаимодействуют друг с другом, благодаря чему образуются сочетания черт, иногда образующие некую целостность, системность, иногда внутренне противоречивые, даже антагонистические. Так возникают как «типичные» характеры, наблюдаемые у множества людей, у массы, у народа, так и появляются «уникальные», «неповторимые» и «феноменальные» характеры. К числу основных параметров, с помощью которых можно описать характер, часто относят свойства личности, определяющие особенности ее общей активности, психологической гибкости — ригидности, мышления, эмоциональных проявлений и эмпатии, коммуникации, отношений доминирования — зависимости, самооценки, и др1. Конкретные их проявления специфичны в каждой ситуации жизни и деятельности, и в каждом поступке человека. Невозможно более или менее полно представить характер без описания движущих сил активности личности, то есть ее мотивов, стремлений, жизненных принципов и ценностей. Однако это настолько важная сторона личности, особенно личности политика, государственного деятеля или лидера, что мы ее будем рассматривать отдельно.

Поскольку наше исследование не является, в строгом смысле слова, научным, мы не будем далее придерживаться жесткой схемы анализа и постараемся ограничить себя в использовании специальных психологических терминов. Наша задача — показать читателю, не искушенному в тонкостях психологической науки, что собой представляет социально-психологический, в своем роде уникальный феномен Президента Республики Татарстан Минтимера Шариповича Шаймиева.


 

Общая активность

 

 «Безвластие надоело всем …» [35].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Когда мы анализируем политическую деятельность Президента Татарстана М.Ш. Шаймиева, первое, что бросается в глаза — основательность, размеренность, спокойная уверенность.

Ровный ритм, постоянство его активности проявляются в двух планах. Во-первых, мы увидим это, если сравним его поведение во множестве отдельных ситуаций, относящихся к разным периодам политической деятельности. Во-вторых, то же самое обнаружится, если мы попытаемся взглянуть целостно и системно на всю его деятельность. Вряд ли кто-нибудь вспомнит за последние несколько лет хотя бы короткий период, в течение которого он «сникал» и «уходил в тень» или, наоборот, превращался в неуемного руководителя, пламенного трибуна, оратора с бурлящей энергией, или же грозящегося «мочить в сортире» своих врагов и потенциальных оппонентов. Нет, перед нами всегда тот Минтимер Шарипович, которого все мы давно знаем и к которому привыкли: размеренная активность, взвешенные формулировки, никаких эксцессов, стабильно высокая работоспособность, тщательность и основательность во всем. При таком ритме жизни и деятельности даже периоды его отдыха (впрочем, всегда кратковременные) остаются почти незаметными для населения республики.

Такое поведение передается в души людей и вселяет в них уверенность и не боязнь за будущее. Внушаемое спокойствие от очень мощного и магнетически сильного человека с огромной энергетикой отражается на многонациональном народе Татарстана, что позволяет жить и сосуществовать в мире и терпимости.

Размеренная манера поведения и постоянная активность Президента являются не «иллюзией восприятия», не «фантазией обывателя» и не сознательно культивируемым элементом политического имиджа. Таков личностный стиль его деятельности и алгоритм поведения. Имеется немало примеров, подтверждающих, что и в неформальных контактах с людьми, в семейном кругу он проявляет те же самые свойства. Чем бы ни занимался, он работает методично и последовательно, скрупулезно и педантично, доводя каждое начатое дело до конца, любой замысел до воплощения. Даже текущие деловые совещания тщательно подготовлены, имеют, помимо практического, еще и воспитательное значение.

Соратники, друзья и знакомые М.Ш. Шаймиева (профессора В.Г. Гайфуллин, Ф.Г. Хамидуллин и др.) отмечают обязательность президента, который считает, что сдержать данное слово или обещание — его долг. И как политика, и как мужчины, и как руководителя. При этом отмечают, что при выполнении своего слова он проявляет не только пунктуальность, но и щепетильность.

Минтимер Шарипович не меняет привычек, привязанностей, эмоциональных связей. Он объясняет это так: «Главные принципы я не меняю» [151]. И опирается на тех людей, личностные и деловые качества которых долгое время знает, мнениям и рекомендациям которых доверяет. Умением дорожить людьми наш президент выгодно отличается от многих политиков и государственных деятелей Российской Федерации.

Таким образом, и в сфере политики, и в обычной жизни мы видим одного и того же человека: меняется масштаб решаемых проблем, но общий подход к реалиям, к делу, к решению проблем, к людям остается неизменным. Такой подход продиктован наиболее глубокими, коренными чертами его характера, которыми являются надежность1) и постоянство. Какую бы сторону его жизни мы не взялись анализировать, везде увидим обязательного, ответственного и дисциплинированного человека, проявляющего завидное упорство и настойчивость в реализации своих планов и интересов во благо своего народа и республики. В этом плане особенно интересны замечания людей, которые либо критикуют М.Ш. Шаймиева, либо находятся в оппозиции к нему. Например, даже журналист Сергей Доренко (Общественное Российское телевидение), известный неоднократными выпадами с телеэкрана в адрес нашего Президента2), отметил однажды: «Отчасти обескураживающе выглядит согласие с предлагаемыми мерами Президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Вот уж от кого не ожидали. Как только Минтимер Шаймиев поддержал законопроекты Путина, я подумал, что что-то тут не так. Президент Татарстана известен своим абсолютным политическим чутьем и способностью спокойным способом добиваться решительно любых целей. Если реформа государственного устройства (России — Прим. авторов) не встревожила Шаймиева, значит либо он знает, как ее нейтрализовать, либо как ее использовать себе и своему региону не во вред» [116].

В социальной психологии бытует мнение, что названные психологические качества развиваются наиболее успешно у людей, родившихся и сформировавшихся как личности в условиях сельской жизни (!). Само ее содержание и особенности организации деревенского бытия, в частности, связанные со сменой времен года и четко выраженной цикличностью, заставляет людей жить в определенном ритме: делать то, что можно и должно быть сделано только сейчас (не раньше и не позже); заранее готовиться к тем делам, которые предстоит сделать в свой и только в свой черед по принципу «Готовь летом сани, а телегу — зимой». Условия сельской жизни, где общественное разделение труда развито в значительно меньшей степени, чем в городе, требуют от каждого владения множеством различных знаний, умений, навыков и приучают надеяться, прежде всего, на самого себя.

Было бы, однако, ошибкой, видеть причину основательности, постоянства и надежности Минтимера Шариповича только в его крестьянском происхождении (на этой теме мы остановимся в другой книге, когда будем рассматривать с точки зрения философской мысли «три источника и три составных части» феномена М.Ш. Шаймиева»). В конце концов, мало ли у нас выходцев из села? До сих пор более половины населения республики — люди, родившиеся в сельской местности, но далеко не все они обладают такими качествами. Поэтому мы должны сказать, что значение имеет не само по себе социальное происхождение человека. Оно, безусловно, накладывает отпечаток на личность, но конкретная его форма зависит в большей степени от родителей и семьи, от характерных именно для нее ценностей и норм, системы отношений между ее членами, требований родителей к детям, старших к младшим и т.д.

Вспоминая детские и юношеские годы, Минтимер Шарипович постоянно делает упор на то, что с раннего возраста родители приобщали его к полезному общественно значимому труду в колхозе. Ему до сих пор помнится, как мальчишкой-первоклассником он с другими ребятами всю зиму возил на маленьких санках навоз, золу, перегной [82]. С позиций сегодняшнего дня можно критически относиться к самой практике колхозов того времени, но это — социально-экономическая проблема, а для нас сейчас важно другое. Важно то, что раннее включение человека в общественную или корпоративную, коллективную трудовую деятельность формирует в нем трудолюбие и ответственность. На этой основе в дальнейшем, то есть в более зрелом возрасте складываются уже такие интегральные психологические черты личности, которые мы называем постоянством и надежностью.

Все это Минтимер Шарипович неоднократно признавал в газетных, радио- и телевизионных интервью, а также в диалогах и беседах, подчеркивая, что и в других он ценит те же качества. Многие люди соратники, сослуживцы, подчиненные, работавшие и работающие с ним, отмечают его жесткую требовательность именно в плане надежности1): правила, достигнутые договоренности, взятые обязательства должны соблюдаться беспрекословно, в срок и вовремя, а поручения — выполняться неукоснительно. Давая указания, он, всегда требует пунктуального их исполнения: «попробуй, не выполни!». От сотрудников он ожидает серьезного отношения к работе и предметных результатов деятельности (любая работа оценивается им именно по конечному результату). Вот как он выразился в одном из своих выступлений перед президентскими (2001 год) выборами в РТ: «Настроение, скажу прямо, хорошее. Дел, работы, независимо от того, выборы на носу или нет, много, хочется больше успеть. Предаваться досужим размышлениям о том, как найти верный путь к сердцам избирателей, не остается времени. За человека, считаю, должны говорить дела его» [138].

К людям дела президент проявляет очевидную симпатию, поддерживает их и сам опирается на них в работе. А вот любое отклонение от этих норм вызывает в нем решительное сопротивление. Он может простить ошибки и заблуждения (за исключением отсутствия порядочности), может работать с людьми, которые выражают несогласие с ним в чем-то, но расстается с теми, кто не умеет или не хочет работать, не покладая рук.

Отсюда, по-видимому, и не скрываемая им ориентация при подборе кадров на людей, не просто имеющих сельские корни, а сформировавшихся в условиях деревенской жизни, получивших трудовую закалку на селе. «Я считаю, что самые лучшие, надежные кадры вырастают, прежде всего, в деревне, — говорит Минтимер Шарипович. — Почему? Потому что они получают настоящее трудовое воспитание» [82, c. 14]. Здесь невольно вспоминаются великий дидакт Ян Коменский, известные педагоги Дж. Локк, И.Г. Песталоцци, И. Гербарт, А. Дистерверг, К.Д. Ушинский, Габделкаюм Насыйров (Каюм Насыри), А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинский.

На этом моменте стоит, на наш взгляд, задержаться. Нетрудно заметить, что Президент ценит в других людях именно те психологические качества, которыми обладает сам. Кто-то может здесь иронично заметить: «Ну, конечно, он считает себя образцом». Однако для такой иронии и насмешки нет никаких оснований.

Во-первых, он имеет право требовать от других надежности, ответственности, добросовестного отношения к делу, потому что, в первую очередь, требует этого от себя. В нем чрезвычайно развито чувство внутренней ответственности, что и проявляется в высоких требованиях к себе. Способность брать на себя обязательства и выполнять их — для него вообще вопрос чести и собственного достоинства. Более того, все это сердцевина личных качеств нашего лидера. Эти качества как стержень, как нерв, красной линией пронизывают всю сознательную жизнь нашего Президента. Думается, он перестал бы уважать себя, если бы вдруг лишился данных качеств.

Выполняя свои обещания, он добился того, что даже его недочеты и упущения (а они у него, как и у любого человека, конечно, есть) отступают на задний план и перестают замечаться. Приезжающие к нам регионального и федерального уровня в один голос отмечают, что у Минтимера Шариповича очень велик авторитет среди народа, а значит, велик и резерв доверия к нему: «Резерв доверия у М.Ш. Шаймиева велик, и от того общение с народом становится легким, непринужденным и эффективным» [53, c. 1].

Во-вторых, Минтимер Шарипович прекрасно понимает, что политика и государственное управление — те сферы деятельности, где решающее значение имеют воля и ответственность. Самый образованный и талантливый человек окажется совершенно непригодным к такой ответственной деятельности и таким действиям, если он не способен к ежедневной, методичной и последовательной работе.

Основательность, надежность и постоянство Президента имеют специфические проявления в его политической деятельности. Например, он явно не стремится к переменам ради самих перемен, а уважает традиции, обычаи и авторитеты. Это не раз и не два давало повод радикалам и разного рода национал-экстремистам как внутри республики, так и за ее пределами обвинять его в консерватизме. Его упрекали «за медленное вхождение в рынок» и «за поддержку предпринимательства», «за поддержку коллективных хозяйств» и «за недостаточную защиту интересов татарского народа», «за создание недемократичной политической системы» и «за цензуру СМИ», «за идею купли-продажи земли» и «за поддержку укрепления вертикали власти, а также государственности и федерализма» и за многое другое. Минтимеру Шариповичу не привыкать к подобным упрекам в свой адрес, и, может показаться, он с самого начала не обращал на них никакого внимания.

Разумеется, это — не так. Разумеется, он обращал внимание и переживал, но взглядов и позиций своих под давлением различных политических сил и средств массовой информации никогда не менял. Как мы уже говорили выше, он верен себе и главных принципов своих не меняет, не предает [151]. У нас нередко можно слышать мнение, что политические лидеры высокого ранга ни от кого и ни от чего не зависят. На самом деле они все время находятся «между молотом и наковальней». Принимая решения, они вынуждены считаться не только со своим собственным пониманием проблемы, но и с позицией влиятельных политических сил и фигур, с общественным мнением. В результате им только в некотором приближении удается добиться того, чего действительно хотелось. Нужно обладать значительной психологической выносливостью, чтобы выдержать такой прессинг и вызываемое им чувство дискомфорта.

Об этом у нас еще будет возможность поговорить далее, а сейчас вернемся к вопросу о консерватизме М.Ш. Шаймиева. Действительно он ему свойственен или нет? Прежде, чем ответить на этот вопрос, надо разобраться с самим понятием «консерватизм». Еще несколько лет назад во внутрироссийских политических дискуссиях в него вкладывали негативный смысл. Иначе говоря, слово «консерватор» часто использовалось как обвинительный вердикт, как ярлык ретрограда, который можно повесить на политика, если он не торопится реформировать все и вся на свете.

Не будем, однако, забывать, что здоровый консерватизм — одно из основных условий не только стабильного, но и динамично развивающегося общества. Вот как он говорит: «Но время показывает: по многим вопросам мы не ошибались. Тогда нас клеймили за консерватизм, а сейчас признают: оказывается, так и надо было действовать». Только оптимальное сочетание разумного новаторства, модерна и следования складывавшимся веками и десятилетиями традициям, обычаям и устоям обеспечивает реальный прогресс и процветание общества. Об этом говорит весь опыт мировой истории, опыт самых различных стран и народов, цивилизаций и континентов. Наиболее яркими примерами за последние два десятка лет являются Великобритания и Китай.

В таком понимании термина Минтимер Шарипович, безусловно, консерватор, но консерватор, живущий и действующий в эпоху глобальных общественных преобразований и реформ. Его политическая задача и историческая роль состоят в том, чтобы обеспечить как можно более гладкое, спокойное, цивилизованное, а, следовательно, сравнительно равномерное и постепенное преобразование общества и совокупность социально-экономических отношений в нем. Главное для него — не допустить потрясений и катаклизмов, путчей и революций, которые могли бы слишком тяжело отразиться на жизни почти четырех миллионов нынешних жителей Татарстана и их ближайших потомков.

Так консервативен он на самом деле или нет? В сущности, его консерватизм1) — есть не что иное, как стремление обеспечить преемственность, последовательность развития в условиях, когда многие вокруг призывали и продолжают призывать к тому, чтобы полностью разорвать все связи с прошлым, отказаться от всего, в том числе и от того хорошего, что было раньше. Отсюда следует, что он органически не приемлет большевизм в любых его формах. Авантюризм, анархизм, волюнтаризм, идеализм, шовинизм и фашизм, мистицизм и нигилизм и подобные «измы» противоречат самим основам его характера и вызывают в нем чуть ли не инстинктивное отторжение. Возможно, такое поведение людей даже раздражает его. Во всяком случае, слушая его комментарии по поводу действий и высказываний отдельных политиков, за внешней сдержанностью иногда можно заметить недоумение и даже явное неодобрение и несогласие.

Консерватизм Минтимера Шариповича, осознанное неприятие им большевизма и радикализма1) вовсе не означают, что он не способен к риску, хотя здесь, опять-таки, очень многое зависит от того, какой смысл вкладывается в это слово. Безусловно, безрассудный риск, риск во имя риска ни в политике, ни в экономике, ни в личной жизни — не его стихия. В психологической науке риск обычно понимают как принятие решения в условиях, когда возможные результаты не поддаются точному предвидению, прогнозированию (хотя бы в первом приближении). Всякое решение и выбор связаны с риском, и он может быть большим или меньшим, но присутствует всегда, потому что невозможно полностью учесть, как будут развиваться события в будущем.

Риск неизбежно присутствует в деятельности политического лидера. Конечно, политик не солдат на поле боя, не полицейский на посту, он ежедневно не борется с вооруженными противниками, агрессорами или преступниками. Его риск — риск другого рода, но вряд ли его можно назвать меньшим. Политики такого уровня, как Минтимер Шарипович, принимают судьбоносные для целого народа решения в условиях далеко не явной очевидности. Пример «Декларация о государственном суверенитете Татарстана». Процитируем заключительное слово Председателя Верховного Совета Татарской АССР М.Ш. Шаймиева на второй сессии Верховного Совета ТАССР двенадцатого созыва /30 августа 1990 г./: «Товарищи депутаты, только что мы с вами приняли единодушно Декларацию о суверенитете нашей родной республики. Поздравляю вас, все население республики с принятием сегодня Декларации о суверенитете Татарской АССР. Хочу сказать, что, сделав этот важный исторический шаг в жизни многонационального народа нашей республики, мы взяли на себя ту ответственность, которую никому еще не приходилось испытывать в истории нашей республики. Если это есть факт зрелости, то мы должны с вами с ходу и стать мудрыми, чтобы через самостоятельность, о которой мы заявили, поднять духовный, материальный уровень жизни населения нашей республики, а главное — сохранить, приумножить ту дружбу народов нашей республики, которая сложилась веками на нашей земле. Такова, дорогие товарищи, высокая цена суверенитета. Этот состав Верховного Совета взял на себя эту ответственность, ему и поручается осуществлять ее на деле. Успехов вам на этом большом пути!» [157, с. 171]. И сейчас, спустя 12 лет Минтимер Шарипович считает, что это его выступление, продолжавшееся не более одной минуты, было не только методологически и политически верным, но и судьбоносным для республики и для еемногонационального народа1). Нередко, вспоминая о тех трудных временах, он, возможно с удовлетворением думает: «И где взялись в такой решающий момент столь емкие, точные и философски мудрые слова?»2). По нашему мнению, президент гордится той своей речью, так как и сегодня ни одно его слово нельзя подвергнуть ревизии!). Эти решения принимаются в одних социально-экономических и политических условиях, а их последствия нередко продолжают сказываться спустя годы и даже десятилетия. Как мы уже говорили, нужна, во-первых, колоссальная прозорливость, чтобы предвидеть, прогнозировать (хотя бы в первом приближении) важнейшие последствия политических решений, во-вторых, нужны огромная смелость и мужество, чтобы взвалить на свои плечи такую ответственность, такую ношу, зная о том, что тебя будут оценивать не только современники, но и потомки. Политики, лидеры, государственные деятели рискуют не только собой, они рискуют будущим страны, целых народов.

Часто приходится слышать об осторожности Минтимера Шариповича, да и мы сами чуть ранее писали о характерных для него консервативных чертах. Говорят, например, о том, что стиль принятия им решений — гибкий, со склонностью к осторожности. Но вот — парадокс, даже нонсенс. Один и тот же его поступок одни расценивают как проявление осторожности, а другие склонны видеть в нем очевидное стремление к риску. Такие противоречивые оценки его действий высказывались, например, в период, предшествовавший последним парламентским выборам в Российской Федерации (1999 г.). Все это лишь следствие радикализма мышления аналитиков. Думается, сам президент был бы глубоко удивлен спорами о том, что для него более характерно: осторожность или склонность к риску?

Для него самого здесь нет никакой проблемы. В его характере и то, и другое уравновешено. Он выбирает такое поведение, которое воспринимается одними как рискованное, другими — как осторожное, а для него самого это норма жизни. Это тот случай, когда политик просчитывает подстерегающие опасности, взвешивает всевозможные ходы, принимает обдуманные решения и начинает действовать, зная, что шансы на успех велики, рассчитав, что удастся справиться с трудностями. Минтимер Шарипович наиболее часто идет на осознанный риск в ситуациях, в которых оказывается перед возможностью успеха или перед необходимостью избежать значительной неудачи (если даже имеется единственный шанс). То есть, в последнем случае, как говорят, он «из двух зол выбирает наименьшее».

В то же время, это тот случай, когда личность не может и не умеет просто пережидать неблагоприятную или неопределенную ситуацию. Каким бы сложным или непредсказуемым не было развитие событий, Минтимер Шарипович будет действовать. Его активная, деятельная натура не позволяет ему пассивно реагировать на происходящее вокруг. Да, он выбирает не самые рискованные ходы, но сидеть сложа руки не в его характере1).

Таким образом, мы можем заключить, что мнение об осторожности Президента Татарстана, о его запаздывании при принятии политических решений, скорее всего, является неверным. Это — иллюзия, возникающая в сознании радикально настроенных людей, экстремистов. Им всегда хочется большего, и они не склонны считаться со спецификой расклада политических сил, с положением дел в экономике, с ситуацией в обществе. Всякий радикализм догматичен, в нем отсутствуют гибкость и мобильность (в сущности, радикализм здесь смыкается с фундаментализмом — крайней формой консерватизма). Поэтому мы считаем, что распространенное мнение о повышенной осторожности М.Ш. Шаймиева является в большей степени выдумкой радикалов и национал-шовинистов. Приведем только два примера, опровергающих этот миф: один — из области личных пристрастий, другой — из области политической деятельности.

М.Ш. Шаймиев — это, безусловно, человек, который привык к действию и которого нельзя представить вне движения и действия. Его активная, деятельная натура проявляет себя не только в политике. Всем в нашей республике и за ее пределами известна, например, его любовь к лошадям и скачкам. О происхождении этого пристрастия догадаться нетрудно, да и он сам никогда не скрывал его корней. Понятно, что труд в колхозе и во времена его детства и юности был неразрывно связан с лошадьми. Но сейчас важнее обратить внимание на другое. Знает ли читатель, выросший в городе, что такое сабантуй для жителей татарской деревни и особенно для детворы? Сказать, что это — Праздник Плуга мало. Это значит, что ничего не сказать. Это ничего не говорит о субъективной значимости праздника для людей, и ничего не говорит о том, как они уже за несколько месяцев начинают ждать его и готовиться к нему. А знает ли городской читатель, какое место занимают скачки на сабантуе? На этой своеобразной «олимпиаде» более всего ценятся два соревнования: скачки и борьба, а их победители пользуются всеобщим уважением. Их имена остаются в памяти очевидцев, о них слагают легенды, оды и баиты1).

Нет ни одного мальчишки в татарской деревне, который с нетерпением не ждал бы сабантуя и скачек на лошадях, нет юноши, который сам не мечтал бы вскочить в этот день на коня. Скачки — это непрерывное, стремительное движение; это пыль из под копыт и ветер в лицо, это азарт и жажда победы. Имея некоторое представление о характере Минтимера Шариповича, мы нисколько не сомневаемся, что, будучи мальчишкой, он всегда мечтал участвовать в скачках. Тем более, что его отец — Шарип абый, лошадей для участия в скачках готовил лично. Дед президента имел скакуна, непревзойденного во всем Мензелинском уезде. Отсюда прозвище рода Шаймиевых «Чаптын». Что в переводе с татарского означает — «Скакун».

Любовь к лошадям сохранилась у него до сих пор, правда, теперь он предпочитает ипподромные скачки, но это понятно. Род деятельности и городской образ жизни не оставляют ему другого выбора. Интересно, что в видоизмененном варианте эта любовь передалась и его детям — Айрату и Радику Шаймиевым, которые участвуют в автогонках на «железных конях» с моторами в сотни лошадиных сил.

Таким образом, у нас есть все основания утверждать: в характере нашего Президента стремление к борьбе, к состязанию, конкуренции выражено не в меньшей степени, чем постоянство, стабильность и основательность. Следовательно, он обладает достаточно сильно развитым самолюбием и честолюбием (об этих качествах мы еще поговорим далее). А пока еще раз укажем: только активный, деятельный, не склонный к пассивному ожиданию и готовый к определенному риску человек может иметь такого рода личные пристрастия и увлечения. Перед нами личность, не чуждая азарту и риску, но научившаяся контролировать и то, и другое в себе. Чувство ответственности и жизненная мудрость философа перевешивают в этом характере жажду борьбы и склонность к риску, но не нивелируют их1).

Аналогичные выводы вытекают и из анализа политической деятельности Президента. В его Послании к Государственному Совету Республики Татарстан 2001 года было сказано: «Нужна новая долгосрочная стратегия прорывного характера» [101]. Таким образом, перед руководством республики формулировалась целевая установка на прорыв, прежде всего, в экономической жизни Татарстана. Обратим внимание на то, что ежегодное послание Президента — документ чрезвычайно серьезный, требующий большой взвешенности. В нем не допустим популизм (который позволял себе порой первый Президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин) и, вместе с тем, в нем должны быть изложены всем понятные мысли, основанные на существующих реалиях жизни и действительности. Надо обладать большой смелостью и уверенностью, чтобы поставить в этом документе такую цель, и надо обладать настойчивостью и талантом истинного политического лидера, чтобы добиться ее реализации [53].

Это был, безусловно, риск, но, как выяснилось позже, он оказался совершенно оправданным. Сегодня можно сказать, что 2001 год ознаменовался значительными экономическими успехами. Сохраняется множество трудностей, но факт остается фактом: в тех экономических условиях, которые были в Российской Федерации и в мире, Татарстан добился максимально возможных результатов. Это позволило Президенту назвать прошедший год лучшим из возможных для республики: «И если новый год будет таким же успешным, как и уходящий, то я бы считал такой год лучшим из возможных».

Как можно видеть, активность, энергичность и неуемность характера Минтимера Шариповича проявляют себя не только в личных увлечениях. В политической и в экономической деятельности он также проявляет склонность к постоянному действию. Он — человек, который не может бездействовать, который не успокаивается на достигнутом, и в принципе не только способен, но и склонен решать проблемы немедленно. Это — чрезвычайно важный момент для понимания его личности. Именно отсюда вытекают многие его конкретные черты и психологические свойства.

Обобщая сказанное, отметим, что в характере нашего Президента удачно сочетаются, с одной стороны, постоянство, основательность и надежность, с другой — активность, готовность к борьбе, разумному риску. Все это — черты сильной личности, способной принимать решения и, одновременно, нести за них ответственность. Они тесно связаны с другими его психологическими чертами.


 

 Эмоциональные особенности и отношение к людям

 

«Не может, не должен кормилец страны

жить беднее тех, кого он кормит!

Это мое кредо, и я рад, что мои

помощники разделяют это убеждение» [143].

 

Шаймиев М.Ш.

 

Эмоциональные особенности личности тесно связаны с параметрами, характеризующими ее энергетический потенциал. Поэтому, говоря об общей жизненной активности Президента Татарстана, мы были вынуждены коснуться целого ряда его эмоциональных черт. Однако между активностью и эмоциональностью нет полного совпадения. Многие люди, не отличаясь высокой активностью в деятельности, часто оказываются во власти сильных переживаний. Бывает и наоборот. На проблеме эмоций необходимо отдельно остановиться еще и по той причине, что, с нашей точки зрения, эта сторона личности Минтимера Шариповича не всегда рассматривается в полном объеме и правильно.

Много, например, пишут (и мы сами на это обращали внимание выше) о его уравновешенности, о том, что он не поддается случайным колебаниям настроения, не расстраивается из-за пустяков, реально и философски смотрит на жизнь и т.д. Безусловно, в значительной мере так оно и есть. Но просто отметить наличие у него этих качеств было бы недостаточно. Более того, делать упор только на них было бы ошибкой.

Нам представляется, что Президент по натуре является гораздо более эмоциональным человеком, чем это видится со стороны. Трудно представить, чтобы столь энергичный человек, любящий спорт и соревнование, скачки и борьбу, был бы по натуре холодным и бесстрастным. Конечно, было бы ошибкой утверждать, что он вообще не способен волноваться, тревожиться, проявлять повышенную активность и находиться в возбужденных состояниях. Так утверждать может только тот, кто вообще ничего о нем не знает или заведомо хочет ввести читателя в заблуждение, или совершенно не разбирается в психологии.

Нам всем приходилось наблюдать на экранах телевизоров, как он горячился на некоторых заседаниях Государственного Совета Республики (например, во время избрания Фарида Мухаметшина на должность спикера парламента РТ), как давал резкие комментарии по поводу отдельных действий федеральных властей и различных событий, происходивших как в Российской Федерации, так и за рубежом (войны в Чечне, действий западноевропейских военных в Боснии, Косово1), операции американских солдат в Афганистане, особенно бомбардировка этой страны в священный для мусульман месяц Рамазан и пр.). Иными словами, Минтимера Шариповича никак нельзя считать бесстрастным человеком, демонстрирующим всегда один и тот же уровень активности и эмоциональности. Скорее, следует говорить о наличии некоторого диапазона, определенного интервала, в котором его эмоциональная активность несколько повышается или понижается, но никогда не «выплескивается» через край, и никогда заметно и быстро не затухает.

Сам он однажды сказал о себе: «Что же касается моего характера, я считаю себя человеком демократичным, терпеливым, я сказал бы — душевным, но твердым в отстаивании своих позиций» [82, с. 13]. Итак, ему свойственны — терпеливость и душевность, а, следовательно, умение сочувствовать людям, сопереживать с ними. В психологии это обозначается термином «эмпатия» и считается, что ею обладают люди с развитой эмоциональной сферой психики.

Он обостренно переживает проблемы окружающих, склонен заботиться о них, жалеть, сочувствовать им1). Вот как Президент отозвался о безвременной кончине А.И. Лебедя: «Я был потрясен, когда утром узнал о случившемся. Буквально на прошедшей неделе, на последнем заседании Государственного Совета РФ, встречался с Александром Лебедем. Мы очень тепло с ним поговорили. Во все времена к этому человеку у меня было внутреннее уважение, хотя близкими мы никогда не были, потому что наши дороги, судьбы практически не пересекались. Лебедь был личностью. Он был человеком, способным на поступки, что далеко не каждому дано. Мы не должны забывать его поступков в решающие перестроечные годы. В тревожные для России дни, когда кому-то надо было принимать решительные действия, таким человеком оказывался Лебедь. Мы во многом обязаны этому человеку» [43, c. 1].

Постоянно заботясь о благополучии почти четырех миллионов людей, он проявляет искренний интерес к судьбе конкретного человека. Известно, что Минтимер Шарипович не оставляет без внимания обращения граждан, особенно пожилых людей и инвалидов. А чиновники Аппарата Президента знают, чем для них может закончиться игнорирование таких обращений.

Есть в его эмпатии и сочувствии к людям нечто, характерное для мужчин с сильно развитым чувством ответственности за свою семью и своих детей. Есть мужья, о которых говорят: «за ним, как за каменной стеной!». Несомненно, М.Ш. Шаймиев относится именно к такому типу мужчин. Множество фактов подтверждают, что он — человек, которого отличают тесные эмоциональные связи с семьей и детьми, сильная привязанность к ним. Положение, которого он достиг, и власть, которой он обладает, поставила его в своеобразное положение главы огромной семьи, состоящей из множества людей. И, видимо, это им ощущается на чисто инстинктивном уровне. «Если я во главе, значит, я могу больше всех, лучше всех и должен всем помогать», — вот как данное ощущение может рационализироваться.

Люди такого типа встречаются во всех культурах, но в данном случае нельзя не отметить влияние складывавшихся веками норм восточной культуры (ее нельзя сводить только к исламской, так как ислам сам возник на почве этой культуры и освятил, канонизировал ряд ее традиций), четко определяющих главенствующую роль мужчины в семье (патриархальное в широком и позитивном смысле слова), но в то же время возлагающих на человека очень большую ответственность. Требовательность к себе и самолюбие в сочетании с глубоко усвоенными ролевыми предписаниями традиционной культуры лежат в основе отношения Президента к людям вообще.

В его собственном представлении он должен соответствовать их требованиям и ожиданиям, должен «отечески» заботиться о них, должен понимать их. Отсюда повышенную интуиция в межличностном общении, способность чувствовать малейшие изменения в переживаниях других людей и своего окружения, умение подстраиваться под них в случае необходимости и применять различные методы и приемы взаимодействия с ними. В Минтимере Шариповиче развито умение ставить себя на место другого человека, взглянуть на проблему с его «колокольни».

Кстати, это умение очень помогает ему в общении с детьми. Он любит детей: «Дети для меня — святое» [104, c. 54], любит с ними играть, но еще важнее, что дети отвечают ему взаимностью. А важно это по той простой причине, что детей не обманешь и не проведешь. Они быстро отличают искренность от фальши, подлинные отзывчивость и доброту от показной щедрости.

В то же время, наряду с развитой эмпатией мы наблюдаем упоминавшиеся уже твердость и жесткую требовательность Президента, о которых говорят его коллеги и подчиненные и наличия которых он не отрицает сам. Что же скрывается за словом «твердость»? С нашей точки зрения, у Минтимера Шариповича, несмотря на всю его обычную уравновешенность, возникают сильные отрицательные эмоциональные состояния. Он умеет не только увлекаться, с азартом и рвением стремиться к достижению поставленных перед собой целей. Он способен не только сопереживать, принимать чужую боль как свою (события 11 сентября 2001 г. в США; соболезнования погибшим и оперативная помощь семьям, оставшимся без крова в разрушенном общежитии по ул. Ершова г. Казани 8-го мая 2002 г.; мгновенная реакция на терракт во время чудовищного взрыва в г. Каспийск 9-го мая 2002 г.). Точно так же он способен рассердиться настолько, что навсегда может прекратить отношения с тем или иным человеком (как, например, с бывшим «шефом» своего Аппарата Президента Халяфом Низамовым). Нет, он при этом «не рвет и не мечет» (хотя и этого полностью исключать нельзя), но, безусловно, испытывает сильные эмоции и глубоко переживает.

В каких случаях такое возможно, догадаться нетрудно на основании того, о чем говорилось выше. Более того, такое может случиться, если кто-то, на кого он понадеялся, положился в важном деле, либо злоупотреблял его доверием, либо не справился с ним по причине собственной халатности, безответственности и расхлябанности. Это — именно то, чего Президент не переносит ни в политике, ни на работе, ни в быту.

Итак, говорить о неэмоциональности Минтимера Шариповича — ошибка. Правильнее говорить о его умении управлять собственными эмоциями, о его самообладании, сдержанности и взвешенности.

Безусловно, наш Президент внутренне организован, собран. Из анализа истории известно, что еще древние высоко ценили умение владеть собой. Они говорили: «Владеющий собой выше завоевателя городов, выше полководцев». Только владеющий собой может быть правителем, считали они. Так, древние греки «выше гор» ценили в вождях самообладание. Как известно, Греция родина демократии, следовательно, самообладание — качество демократического лидера. Поэтому тянет простой народ к нашему Президенту, обладающему неотъемлемым качеством сильного человека — самообладанием.

Самообладание, во-первых, способность человека осуществлять деятельность в дезорганизующих, стрессовых условиях, во-вторых, умение сдерживать внешнее проявление эмоций. И то, и другое характерно для нашего Президента. Он не раз демонстрировал свое умение находить за короткое время единственно правильное решение в очень непростых ситуациях как внутри республики, так и во взаимодействии с федеральными властями. Отношения между Казанью и Москвой за последние 10-12 лет не раз грозили вылиться в резкую внутриполитическую конфронтацию. В течение всего этого периода разные федеральные чиновники и политики в силу своего особого ролевого менталитета не раз поддавались соблазну действовать с позиции силы, что вызывало резкую эмоциональную реакцию татарской общественности, требовавшей немедленного и решительного отпора. М.Ш. Шаймиеву всегда удавалось в таких случаях сохранять самообладание, не оказываться в плену эмоций и продолжать переговоры несмотря ни на что. Он считает так: пусть на решение какого-то вопроса уйдет несколько лет, зато он будет решен на основе обоюдного согласия и двусторонней выгоды (ведь первая аксиома дипломатии гласит: «Лучше хрупкий мир, чем хорошая война!»).

Что касается внешнего проявления чувств и переживаний, то здесь мы видим свойственную восточной культуре в целом особенность слабую эмоциональную экспрессию (об этой особенности восточной культуры писал еще знаменитый психоаналитик К.Г. Юнг1)). Он редко проявляет свои эмоции не только при посторонних, но и при близких ему людях, предпочитает вести себя ровно, предельно корректно и вежливо.

Давайте вспомним, как он держится перед телекамерой. Лицо серьезное, ответственное, неироничное; пристальный, оценивающий собеседника взгляд. Не склонен к вульгарным репликам и резким шуткам, следит за собой, контролирует речь. В высказываниях крайние оценки отсутствуют. Конфликтные, острые проблемы не обходит, но старается не преувеличивать их значения, не акцентировать на них внимание2). В том случае, если та или иная проблема находится на стадии политического согласования и урегулирования, предпочитает ограничиться лишь общими суждениями. Редко критикует чужую позицию, чаще стремится показать возможность достижения компромисса. Иногда намеренно не выказывает своего отношения к отдельным фактам, считая, что они являются только эпизодами в общем развитии событий, и лучше повременить с суждениями3).

Во всем его поведении чувствуется стремление к сглаживанию противоречий в обществе, между отдельными социальными группами и группами интересов. Во всем его поведении заметно постоянное стремление к разумной сдержанности и корректности. Вот основные поведенческие принципы, которым он следует: 1) сдержанность в проявлении своих чувств, 2) корректность в общении и одновременное «просчитывание» реакции других людей, 3) спокойное, но упорное отстаивание собственной позиции при попытках оказать на него давление (например, в одном из своих выступлений об этом он говорит так: «Сегодня очевидно: время доказало нашу правоту, правильность мягкого вхождения в рынок. Действительно, в 1992 г., поддерживая цель гайдаровских реформ, я не мог принять многих его радикальных методов либерализации. Конечно, менталитет общества надо было менять, но, имея немалый опыт хозяйствования, я понимал: это вопрос не одного дня. Поэтому, когда страна вступила в период «шоковой терапии», Татарстан этого не сделал. Нас критиковали за это, но когда я знаю, что прав, на меня очень сложно повлиять (курсив авторов). Цена вопроса была выше личных чувств, хотя меня в тот период называли и консерватором, и даже «красным директором» [144, c. 2]).

Эмоциональный компонент в скрытой форме присутствует в каждом из этих основополагающих принципов. Это дает основание говорить о том, что Минтимер Шарипович придает большое значение управлению эмоциями. Здесь, по-видимому, сплелось воедино несколько факторов. С одной стороны, налицо уже указанное влияние восточной культуры, с другой, — многолетний опыт политической деятельности, научивший его хорошо владеть собой, с третьей, — нельзя, конечно, отрицать и влияния особенностей его собственной нервной системы.

Таким образом, мы видим неполное соответствие внутренней и внешней эмоциональности Президента. Не означает ли неполное соответствие внутренней и внешней эмоциональности Минтимера Шариповича того, что он носит маску?1) Действительно, может быть, сдержанность и самообладание — всего лишь маска политика, которая выбрана им сознательно и никогда не снимается на публике и при людях? Тем более, если вспомнить слова Евг. Березина, встречавшегося с Минтимером Шариповичем в последние часы его пребывания в США: «Я смотрел на Шаймиева и думал: никакой он не железный … Обыкновенный мужик, который чертовски устал. Просто, в отличие от других, он, может быть, больше знает, чего хочет; завтра, когда президентский «Боинг» с гербом Татарстана на бортах в последний раз вырулит по американской бетонке, он будет опять о’кей, наденет маску восточного спокойствия (курсив авторов) и из-под нее взглянет на мир своими внимательными глазами» [82, c. 261].

Безусловно, если бы даже перед нами была маска, которую одевает очень эмоциональный человек, склонный к проявлениям бурной активности, сам ее выбор говорит о многом. Во всяком случае, он свидетельствует о проницательности человека, сделавшего данный выбор; о понимании им того, что политик такого уровня должен вызывать к себе доверие, должен вселять спокойствие и уверенность в людей. Наконец, мало выбрать маску, надо еще уметь ее носить, а можно ли демонстрировать самообладание, если его нет? Конечно, можно, но эпизодически, иногда. Так актер может изображать самообладание, когда это предписано ролью, но жизнь — не игра, и в жизни даже актеру гораздо труднее справляться с такой задачей.

Однако в случае с М.Ш. Шаймиевым вряд ли вообще следует говорить о маске1). Он — вовсе не актер: такими талантами, с нашей точки зрения, Президент Татарстана не обладает. Говорят, что их наличие никогда не мешает политику, государственному деятелю, дипломату, а, наоборот, только помогает им в их профессиональной деятельности. Но есть и «оборотная сторона медали»: если такие способности развиты у человека, не занимающегося профессионально актерской деятельностью, он будет «играть» в реальной жизни2), а это грозит возможностью сильного проявления лицемерия и двуличия. Опять-таки, считается, что политику, государственному деятелю или политическому лидеру нужны такие умения. Допустим, что иногда их наличие действительно может принести пользу делу. Но в каких случаях? По-видимому, только тогда, когда ведутся сложные и чрезвычайно важные для всей страны, всего народа переговоры с сильным и опасным противником, агрессором, проще говоря, с врагом. Это — исключительный случай.

Ни в коем случае политик не имеет права вести себя подобным образом перед собственным народом. Во-первых, поступая так, он заботится, прежде всего, не о народе, а о самом себе, во-вторых, рано или поздно народ его «раскусит». Политика с развитыми актерскими способностями могут спасти только его морально–этические ценности, не позволяющие ему быть лицемерным и двуличным перед народом. Но опасность остается всегда. Поэтому мы считаем, что отсутствие у президента маски большое благо для всего народа Татарстана, для всех нас.

Таким образом, сдержанность и самообладание М.Ш. Шаймиева — не маска, а неотъемлемая часть натуры1).

Он не склонен демонстрировать раздражение и разочарование, не привык жаловаться на трудности, кажется нечувствительным к критике. Разумеется, это не означает, что ему не бывает больно, трудно и обидно. Он все переживает в себе. Такого человека можно было бы назвать замкнутым, если бы не одно «но». У нас часто при подобных оценках исходят из критериев, принятых в одной культуре, и прилагают их к людям, которые сформировались под преобладающим влиянием другой. Но корректны ли такие оценки?

Нельзя забывать о существенных различиях между западной и восточной культурами, которые проявляются в менталитете людей, в их характере, образе жизни и мышлении. Если исходить из критериев западной культуры, президента Татарстана можно счесть скрытным, замкнутым, неэмоциональным человеком. Если исходить из критериев восточной культуры, это совершенно не так. Мы считаем, что характер каждого человека лучше рассматривать и оценивать с точки зрения традиций той культуры, в которой он сложился как личность и основные черты которой не мог не перенять. Поэтому о Минтимере Шариповиче можно с уверенностью сказать: в психологическом отношении он является достаточно открытым человеком.

Остановимся, хотя бы вкратце, еще на одной его эмоциональной характеристике. Одним из важнейших параметров личности психологи считают уровень ее тревожности. Любой человек, будь то государственный деятель, политический лидер или рядовой обыватель, в той или иной степени беспокоится о возможных неудачах, старается предвидеть неприятные для себя события, чтобы по возможности избежать их. Что в этом плане мы можем сказать о М.Ш. Шаймиеве? Безусловно, есть искушение изобразить его этаким смельчаком, рубахой–парнем, начисто лишенным всяких опасений и неуверенности. Но это было бы слишком далеко от истины. Да и кому нужен Президент, который никого и ничего не боится? Куда такой Президент может завести свой народ, свою страну? (Вспомним хотя бы Чечню и бывших ее лидеров Джохара Дудаева и Аслана Масхадова). [140]. Нет, роль политического лидера не в том, чтобы с шашкой наголо бросаться впереди всех в атаку. Его роль состоит в том, чтобы видеть опасность там, где другие ее еще не успели разглядеть, указать на нее всем и принять меры к ее предотвращению.

Таким образом, Президент должен обладать повышенным чутьем на опасность, а, следовательно, у него должно быть развито чувство тревоги. У Минтимера Шариповича такое чувство, безусловно, есть. Создается, например, ощущение, что когда развитие политических событий в Российской Федерации приобретает трудно предсказуемый характер, он на короткое время «затаивается», ничем не проявляет себя. Именно это и имеют в виду те обозреватели и политологи, которые говорят о его осторожности, но вот, в чем тут дело, с нашей точки зрения (можно, конечно, предположить, что он не хочет предпринимать действий, последствия которых вызывают у него тревогу). Такой, вынужденный «простой» — вовсе не в характере Президента и не доставляет ему никакого удовольствия. Он усилием воли заставляет себя ждать, не предпринимая действий, в последствиях которых не уверен. В таких случаях он предпочитает не рисковать. Ему надо разобраться в происходящем, приобрести уверенность.

Здесь его эмоциональные особенности приходят в тесное соприкосновение с особенностями мышления, к рассмотрению которых мы и перейдем.


 

 Мышление

 

«И вот когда я сейчас анализирую пройденный путь,

то прихожу к выводу: мы, как ни странно, пожалуй,

умудрились не сделать ни одной крупной ошибки!» [79].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Мышление Минтимера Шариповича отличается, в первую очередь, реалистичностью и прагматизмом. Его никак нельзя назвать «кремлевским мечтателем» или «романтиком». И не потому, что он не склонен заглядывать далеко вперед и строить глобальные планы. Как раз, наоборот. Он старается заглянуть как можно дальше вперед, но при этом исходит не из умозрительных схем общественного развития, а из существующих жизненных реалий и объективных тенденций развития. При всей активности и энергичности он далек от того, чтобы «навязывать» обществу свои представления о должном. В его понимании не власть и не политики определяют магистральное направление развития. Их задача не в том, чтобы силой «тащить людей в рай» (известная русская пословица гласит, что «в рай дубиной не загоняют!»), поучать их и объяснять им их собственные жизненные цели. Люди лучше всяких политиков знают, чего они хотят.

Вот что он сам говорит на этот счет: «Нормальная жизнь все-таки определяется не политикой и политиками, она основывается на простых и действительно бесценных началах: на труде всласть на собственное и общее благо, на душевном отношении людей друг к другу, на крепкой и дружной семье, на материальном достатке, на бесконечном многообразии дарований людей, их опыта, идей и умений (курсив авторов). Ради примирения и возможности приумножения этого многообразия и существует власть, законы, президенты, вообще политика. Все остальное делает народ сам, без политиков. Таково мое кредо. Другое меня не устраивает», (курсив авторов) [82, c. 194-195].

В этих словах содержатся вся суть мировоззрения М.Ш. Шаймиева, его взгляды на политику и власть в целом, на свое место в них. Нет, он не занимается самоуничижением. С самооценкой у него все в порядке, и далее мы еще поговорим об этом. Сейчас речь идет только о его трезвом и прагматическом подходе и к жизни, и к политической деятельности. Эта его черта так же, как постоянство, надежность и активность, связана с формированием личности в раннем возрасте в условиях непрерывного труда на земле. Известно, что сельский труд конкретен и предметен, и всегда нацелен на реальный, видимый результат. Невозможно, находясь в непрерывном контакте с природой и работая на земле, в поле, подчинять свою жизнь химерам. Действительность очень быстро покажет их несостоятельность.

Здесь кроется одно из главных отличий мышления Минтимера Шариповича от мышления коммунистов, от «левых» и большевиков, от их идеологической доктрины. Последняя основывается на умозрительной идее и теоретической конструкции, которую не только предлагают, но стремятся внедрить в реальную жизнь. Делается попытка подчинить жизнь человека и общества догматической, раз и навсегда выработанной схеме. До сих пор не все понимают, к чему могла бы привести коммунистическая идеология и тоталитарная практика. Пустые полки магазинов в начале и в середине 80-х гг. прошлого века многим кажутся временным явлением (результат допущенных ошибок в управлении и хозяйствовании; безвозмездная помощь «третьим странам» Латинской Америки, Африки, азиатских стран, которые выбрали прокоммунистический режим; коррупция чиновников; отсталые технологии переработки и производства; губительная плановость в экономике (централизованные Госплан и Госснаб); доминирование ВПК в структуре производства и т.д.). Минтимер Шарипович понял общесистемные корни проблемы, и осознал, что дальнейшее движение в том же направлении привело бы страну к такому катаклизму, к таким последствиям, с которыми были бы несопоставимы события последнего десятилетия.

Пусть ученые и исследователи спорят о понятиях и определениях; пусть писатели, публицисты и философы обращают внимание общества на его духовные и гуманистические проблемы. Все они, безусловно, делают важное и нужное дело. Но политика и власть должны основываться на самых простых, на первостепенных потребностях и интересах человека, имеющих для него жизненно важное значение. Политика и власть не имеют права витать в облаках, в плену идей и гипотез, теорий и концепций, какими бы привлекательными они не казались. Это и есть суть реализма Минтимера Шариповича.

Такой подход можно было бы объяснить его политическими «взглядами» и «убеждениями», но, с нашей точки зрения, в личности Президента Татарстана одно нельзя отделять от другого. Его политическая позиция, его понимание власти и ее роли — не результат специального выбора. Мы хотим сказать, что он не анализировал возможные подходы к политической деятельности и не размышлял: какого же из них ему придерживаться. Он просто исходил из своего общего видения мира и людей. Иными словами, Президент основывался и основывается на своем мировоззрении, которое у каждого человека тысячами нитей связано с характером и складывается в неразрывном взаимодействии с процессом его формирования.

Реализм и прагматизм человека означают, что он придает большое значение получению обширной, разнообразной и адекватной информации о происходящем вокруг (в одном из сайтов Internet отмечается: «М. Шаймиев — прагматик по складу мышления»). Действительно, Минтимер Шарипович придает большое значение информации, ценит ее качество и полноту. Информационные службы занимают одно из ведущих положений в его Аппарата, а сам он, по всей видимости, постоянно уделяет много времени анализу подготовленных его подчиненными обзоров: а) важнейших событий в республике, в Российской Федерации и во всем мире, б) выступлений и отдельных высказываний ведущих российских и зарубежных политиков, в) наиболее важных публикаций в российской и в местной прессе и, особенно тех, в которых оценивается положение дел в Татарстане.

Это только наше предположение — мы не знаем, как Президент строит свой рабочий день, — но его осведомленность порой нас просто удивляет. Он всегда в курсе происходящего. Не было случая, чтобы он не смог дать конкретный ответ на какой-то вопрос журналиста или телеведущего, или не смог высказать свое мнение, свое отношение по поводу того или иного события (другое дело, что он может не захотеть этого делать). Еще более показательно участие М.Ш. Шаймиева в обсуждении проблем на различных форумах и совещаниях республиканского, федерального и международного масштаба. Анализируя его философские диалоги, выступления, короткие сообщения, реплики, задаваемые им другим выступающим вопросы, можно убедиться в том, что он тщательнейшим образом готовится к подобным мероприятиям. Он вообще не позволяет себе просто присутствовать, собирает полную информацию об обсуждаемом вопросе, основательно ее изучает, стараясь подходить к проблеме с разных позиций, точек зрения, критически оценивает свои доводы и выводы. В результате в любой дискуссии, где бы и на каком бы уровне она не происходила, и о чем бы не шла речь, он оказывается одним из главных действующих лиц.

Его умение и, одновременно, склонность глубоко анализировать, философствовать и проникать в суть рассматриваемых вопросов — одна из причин, привлекающая к нему внимание журналистов и политологов. Их интерес объясняется не только самой личностью и статусом Президента Татарстана, его авторитетом в обществе. Дело еще и в том, что ученые, публицисты, журналисты знают: это тот человек, который владеет информацией; разбирается в том, что говорит; не бросает слов на ветер и имеет собственную, не зависящую от моды и политической конъюнктуры, точку зрения на все. Он анализирует проблемы и ситуации, исходя из своего личного понимания и собственного мироощущения. Его позиция и взгляды устойчивы к внешним, «лобовым» атакам; редко кому удается навязать ему точку зрения, несовпадающую с его взглядами. Более того, он — один из немногих региональных политиков в России, который способен открыто заявить о своем несогласии с действиями федерального центра, который не ищет постоянной поддержки в Москве, который не боится отвечать за свои слова и дела [22; 58; 137; 138; 142; 144; 146; 150; 151; 155].

Любопытно, что исследователей и журналистов привлекает вовсе не экстравагантность его высказываний. Лавры В.А. Брынцалова, Б.А. Березовского, А.В. Руцкого, особенно В.В. Жириновского и Г.А. Зюганова его нисколько не прельщают. Более того, как мы уже писали, вряд ли Минтимер Шарипович симпатизирует такого рода людям. Скорее, будучи благоразумным, рассудительным человеком, серьезно относящимся к жизни и отвергающим любые проявления авантюризма и волюнтаризма, как в себе, так и в окружающих людях, он стремится дистанцироваться от них, а с политиками подобного толка старается встречаться как можно реже.

Можно заметить, что с журналистами и публицистами он предпочитает иметь дело не со всеми подряд, а с теми, публикации и статьи которых ему попадались и произвели на него впечатление реалистичностью и основательностью анализа. Кстати, в общении и взаимодействии с прессой, телевидением прагматизм Президента проявляется со всей отчетливостью. Думается, как большинству нормальных людей, ему приятно ощущать к себе внимание. Но, как мы уже писали в самом начале, по натуре своей он не испытывает потребности в популярности, и не прибегает к различным видам и типам пиаровских ходов. Он явно из тех людей, которые предпочитают без лишнего «шума» и «помпы» делать свое дело.

Поэтому мы позволяем себе утверждать следующее. Во-первых, он избирателен в контактах со средствами массовой информации (в этом смысле его трудно назвать легко доступным). Во-вторых, вероятно, он еще более ограничил бы доступ к себе со стороны СМИ, если бы не понимал, что точно так же, как президент нуждается в информации, в ней нуждаются и самые обычные люди. Отсутствие или даже недостаток информации — тот фундамент, на котором произрастают домыслы, слухи и сознательные искажения. Мы думаем, что М.Ш. Шаймиев нередко соглашается на интервью и пресс-конференции именно с целью предотвратить распространение ошибочной информации или даже дезинформации. То есть и здесь он проявляет сугубо прагматический, рациональный подход. Вот как он говорит: «С прессой необходимо сотрудничать. Сегодня ни один руководитель, будь то Президент России, руководитель региона или глава администрации района, не может работать без учета общественного мнения, без разъяснения населению своих взглядов, своих планов. Без прессы просто невозможно работать. Руководителям нередко приходится принимать и так называемые непопулярные решения. Я вот говорю главам администраций районов, руководителям министерств и ведомств: не бойтесь работать с прессой, чаще встречайтесь с журналистами, которые фактически являются представителями населения. Если необходимость принятия того или иного решения удалось объяснить журналистам, значит, удалось объяснить свою позицию всему населению. Но, к сожалению, еще немало руководителей, в том числе и в Татарстане, которые любят появляться в эфире, в телевизионных программах и на страницах газет лишь с победными реляциями, а в кризисных ситуациях, когда слово руководителя может успокоить население, их днем с огнем не сыщешь» [147, с. 1-2].

Все вышесказанное дает возможность отнести его к «левополушарному» типу людей. В психологии известно явление, называемое функциональной асимметрией мозга. Одним из проявлений такой асимметрии является то, что в левом полушарии сосредоточены нейронные центры, обеспечивающие рациональное, логическое мышление, а в правом образное, интуитивное. Люди отличаются друг от друга по соотносительному уровню развития логического и образного мышления. В принципе более высокий уровень развития того или другого еще ничего не говорит об общем уровне интеллекта личности. Но и мы, говоря о склонности нашего Президента к логическому мышлению, всего лишь констатируем факт, не давая ему никаких оценок.

А склонность эта проявляется буквально во всем. Достаточно проанализировать его речь (он строит ее примерно одинаково на татарском и русском языках, хотя в последнем случае есть нюанс, на котором мы остановимся), которая часто напоминает «размышление вслух». Это особенно заметно тогда, когда он дает обстоятельный ответ на вопрос или говорит без заранее подготовленного текста. В этих случаях он использует типичную для себя модель: во-первых, стремится подойти к проблеме системно, комплексно, рассмотреть ее с разных сторон и разложить на структурные элементы; во-вторых, он анализирует, живо устанавливая причинно-следственные связи между фактами и событиями, обязательно выделяет главное и второстепенное; в-третьих, он рассматривает настоящее положение, опираясь на прошлое, то есть всегда стремится показать любое явление в развитии, в динамике; в-четвертых, старается предсказать, прогнозировать последствия того или иного политического решения, указать на его достоинства и недостатки.

Этот перечень можно было бы продолжать. Мы назвали только некоторые особенности речи Президента, но их вполне достаточно для того, чтобы стало ясно главное. Он старается в чем-то убедить собеседника или что-то разъяснить ему, прибегая не к помощи эмоциональной экспрессии и не к помощи образов и метафор, а путем выстраивания четкой последовательности рациональных аргументов и убедительных доводов. Он использует слова, которые могут воздействовать на разные каналы восприятия. Речь его четко соответствует содержанию ситуации, в которой он находится и которую описывает. Это и есть важнейшие внешние признаки логического мышления.

Когда слушаешь его философские рассуждения, иногда создается ощущение, что он сам в данный момент, в непосредственном общении с другим человеком анализирует ту или иную ситуацию и пытается разобраться в ней. Конечно, это только ощущение, иллюзия, создаваемая самой манерой вести обсуждение. На самом деле Минтимер Шарипович уже имеет полное понимание проблемы и ситуации, свою оценку ее. Но он видит свою задачу не просто в том, чтобы изложить эту оценку. Ему нужно вовлечь людей в обсуждение, превратить их из пассивных слушателей в активных участников беседы и диалога, заставить их думать, потому что только думающих людей можно убеждать, только им можно что-то доказывать и разъяснять.

Таким образом, при изложении своих мыслей Президент ориентирован на аудиторию. Ему важно не себя показать и не продемонстрировать свою эрудицию. Нет. Он заинтересован в том, чтобы создать ситуацию совместного размышления и совместного переживания. Отсюда и его манера, составной частью которой является знаменитый и теперь уже копируемый многими другими политиками оборот «Почему? Потому что … » [53]. Задавая сам себе вопрос, он опережает вопрос собеседника. Минтимер Шарипович как бы говорит: «Да, я знаю, сейчас Вы меня спросите об этом». Возможно, на самом деле «об этом» его никогда не спросили бы, но, благодаря такому приему, он получает возможность донести до слушателя свои мысли и идеи полностью, с подробной аргументацией и доказательностью. Благодаря этому приему он не просто отвечает на задаваемые ему вопросы, а сам конструирует содержание беседы или диалога. Журналисты, политологи могут умышленно или по причине недостаточной компетенции игнорировать отдельные аспекты той или иной проблемы. Используя свой любимый прием, наш президент не дает им такой возможности: он берет инициативу в свои руки.

Используя данное выражение, он не просто утверждает что-то, а приводит доводы и аргументы, причем, как правило, находит самые убедительные и понятные массам людей. Во всех случаях, когда он утверждает что-либо, убеждает в чем-то других, он доказывает свои суждения, приводит достаточные основания, подтверждающие правоту его мыслей и истинность выводов. Достаточным основанием истинности мысли может быть богатый личный опыт человека. Наш лидер кристаллизует и упорядочивает в качестве логического основания своих мыслей опыт всего человечества, закрепленный в законах, принципах человеческой деятельности, обосновывает их путем выведения из уже установленных положений.

Умение ставить вопросы, искать и находить информацию, конструирование ответа на поставленную проблему или вопрос («Почему? Потому что … »), составляет характерную для мышления и, в первую очередь, абстрактно-логического, вопросно-ответную форму познания [53]. Этим умением, а также умением активно слушать людей обладает наш президент, и постоянно проявляет его в продуктивных и эффективных полемических выступлениях и диалогах. Он обладает особой способностью устанавливать контакт со слушателями и заставлять понимать себя. Этим он выгодно отличается от других политиков регионального и федерального уровней.

Интересно, что к такой форме ведения беседы Минтимер Шарипович преимущественно прибегает тогда, когда разговор ведется на русском языке. Указанный выше словесный оборот гораздо реже используется им при общении на татарском. Трудно сказать, в чем причина. Возможно, она в том, что президент, говоря по-татарски, использует более разнообразный круг приемов воздействия на слушателей. Возможно, ему кажется, что люди, знающие татарский, понимают его лучше, и их не надо специально в чем-либо или в чем-то убеждать. Нам кажется, что, как и многие татары его возраста, он думает преимущественно на родном языке. Но по некоторой медлительности речи в режиме реального общения на русском языке можно предположить, что и в этих условиях он нередко кратко формулирует мысль в своем сознании по-татарски, и тут же переводит на русский, излагая ее уже более детально и подробно. В общем, причины могут быть разными.

В связи с особенностями манеры ведения разговора и речи Минтимера Шариповича на татарском и русском языках возникает вопрос о том, как он вообще воспринимает проблему межэтнического взаимодействия в Татарстане. Это непростой вопрос, требующий отдельного рассмотрения, и мы обратимся к нему в последней части данного раздела книги.

Имеется ряд других особенностей мышления Президента, которые подтверждают, что он в большей степени относится к типу левополушарных прагматичных мыслителей. Например, известно, что у него развита зрительная память, в том числе на текстовую информацию. Все признают, что он хорошо решает практические, оперативные вопросы, легко ориентируется в конкретных задачах, без лишних проблем и суеты подбирает средства для их быстрого решения. Степень пригодности тех или иных средств определяется для него эффективностью конечного результата. То есть, он опирается на минимаксный принцип современной экономики (максимизация прибыли при минимизации затрат), разработанный еще в середине ХХ-го века в развитых капиталистических странах.

Люди с такими особенностями мышления психологами нередко относятся к типу «хороших исполнителей». Однако, несмотря на то, что М.Ш. Шаймиев мог бы успешно справиться с ролью исполнителя, что он и демонстрировал на ранних этапах своей карьеры, такая оценка была бы явно недостаточной. Мышление сложный психический процесс; по одному его свойству, сколь бы важным оно не было, и сколь бы ярко не проявлялось, нельзя охарактеризовать человека, личность в целом.

Тем и интересна всякая неординарная личность, что ее трудно отнести к одной классификационной группе. Да, Минтимер Шарипович рационален и прагматичен. Да, он проявляет отчетливо наблюдаемую склонность к конкретной деятельности, легко ориентируется в практических вопросах. Но это — только одна сторона его характера и его мышления.

Президент Татарстана отличается умением предвидеть развитие политических ситуаций и умением понимать общие настроения. Он считает необходимым учитывать их, так как реальная политика не выстраивается в «безвоздушном пространстве», на «небесах», в соответствии с идеями, гипотезами или теориями того или иного политического лидера или государственного деятеля. Но он и не из тех, кто подлаживается под эти настроения и идет у них на поводу. Он из тех политиков, которые «гнут свою линию», выстраивают своё видение проблемы, бытия, государственности, не только сообразуясь с существующими возможностями, но и активно создавая, творя новые возможности, новое направление развития, новую жизнь.

Те, кто с ним работают, отмечают не только аналитический, но и творческий характер его мышления. Он выдвигает новые идеи и ведет за собой, но при этом не пренебрегает готовыми истинами. Например, председатель Госсовета РТ Фарид Мухаметшин пишет о нем как о человеке, способном выдвигать оригинальные, нетрадиционные идеи. Автор этих слов хорошо знает президента, и его трудно заподозрить в неискренности. Тем более его трудно в этом заподозрить, если мы учтем, что творческий характер мышления Минтимера Шариповича непосредственно вытекает из его общей жизненной активности. Вообще, мы в своих исследованиях рассматриваем его как «генератора» принципиально новых, неординарных идей, и считаем его новатором-практиком, не претендующим на авторство в новизне (ноу-хау), а с удовольствием делящимся своими идеями с окружением.

Не может человек с такой энергией удовлетвориться реализмом и прагматизмом в их узком понимании, как реагировании на текущие проблемы. Напротив, он не реактивен, а очень активен. Такие люди склонны смотреть вперед и предвидеть проблемы. Это означает, что они не просто анализируют конкретные ситуации, они непрерывно обобщают и выявляют общие тенденции и закономерности развития, диалектику общественного движения. Наиболее ярким примером, характеризующим эту особенность нашего президента, является часто делаемый им упор в оценках и высказываниях на последующее развитие событий. Он постоянно сам задается вопросом: «А что будет дальше?», — и именно под этим углом зрения анализирует многие проблемы. Вот что он сказал в конце 2001 г. в интервью «Независимой газете» в связи с созданием новой партии («Единая Россия»): «Если мы не сможем ясно сказать людям, что будет дальше, то откуда возьмется привлекательность у такой партии?». С его точки зрения, политика это деятельность, направленная не только и не столько на решение возникающих проблем, сколько на их опережающее решение. Здесь мы сталкиваемся с проявлением надситуативного, стратегического мышления.

Более того, есть основания говорить о глубоких философских основах его мышления и мировоззрения [77, c. 1]. Чуть выше мы писали о его прагматизме и склонности к конкретному анализу, но вот что нельзя упускать из виду: его ни в коем случае нельзя представлять как человека, думающего только о текущих или обозримых событиях — о посевах и комбайнах, об урожае, надоях, производительности труда, сборе налогов, безработице, прожиточном минимуме и т.д. Напротив, для него характерно постоянное размышление о путях социально-экономического и духовного развития Татарстана, Российской Федерации и всей человеческой цивилизации, а одна из типичных для него фраз: «Будущее покажет».

Точно так же он придает большое значение анализу прошлой истории и прошлого опыта, в том числе, Среднего Поволжья и Приуралья. Особенно часто он говорит об этом, касаясь проблем национальной политики (как, например, реформаторского течения конца XIX–нач. ХХ вв. — «джадидизма»). С его точки зрения, в настоящем может вестись правильная политика только при условии опоры на исторический опыт взаимодействия народов (как, например, «джадидизм» это «евроислам», «российский ислам» и пр.) [110]. Такой подход характеризует его как человека, четко знающего свою историю, историю своего народа и опирающегося на принцип историзма [146; 150]. Характерны в этом плане некоторые его последние выступления, интервью и философские диалоги, в которых речь шла о взаимодействии культур в современном мире, и высказывались мысли о роли религиозного фактора в трансформирующейся России, об особенностях исламской теологии в Татарстане, о толерантности исламской религии, о исламофобии и т.д.

Таким образом, прагматизм и рационализм мышления М.Ш. Шаймиева являются не отказом от широких философских обобщений, от глубокого анализа сущности разнообразных противоречий. Это — характерная для него методология подхода к решению как конкретных хозяйственных вопросов, так и комплексных политических, методологических, межэтнических и социокультурных проблем. Безусловно, он — не доктор политологии, не ученый–теоретик, не профессор философии, но у него есть своя философия жизни и своя философия политики, которым он неуклонно следует.

Стратегический характер мышления Минтимера Шариповича несомненен. Более того, мы считаем, что высокий уровень его развития создает ему самому определенные психологические проблемы (а время от времени даже определенный дискомфорт). Суть их в том, что он слишком хорошо видит ошибки, совершаемые центральными органами власти в национальной политике. (Например, московские чиновники ликвидировали Министерство национальностей Российской Федерации, во главе которого стоял Рамазан Абдулатипов; ожидается ликвидация комитета по делам национальностей Госдумы; игнорируются записи в паспортах на национальном языке; будущая Всероссийская перепись населения 9-16 октября 2002 г., где предполагается деление татар на 9 различных этносов1), является не только глубоко ошибочной авантюрой, но и специально направленной акцией на разъединение и ослабление татарского народа по печально известному из истории принципу политики и дипломатии «разделяй и властвуй». (Здесь уместно вспомнить татарскую народную поговорку: «Аерылганны — аю ашар, бњленгђнне — бњре ашар!» и пр.). Не все идет гладко в построении федеративных отношений, в формировании консолидированного бюджета, и М.Ш. Шаймиев понимает, в чем кроются корни этих ошибок, к чему они могут привести, но далеко не всегда он в состоянии оказать влияние на решения, принимаемые в Москве, на федеральном уровне. Это не может не вызывать у него чувство неудовлетворенности, не может не огорчать. Это заставляет его вновь и вновь с тревогой думать о будущем огромного, многонационального государства, каковым является Российская Федерация.


 

Общение и контакты

 

«Я, как человек, родившийся и выросший

на деревенском подворье, а сегодня как гарант

Конституции Республики Татарстан, приложу все

силы к осуществлению вечной мечты селян —

стать настоящими собственниками своей земли» [141].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

В общении и в межличностных контактах М.Ш. Шаймиев проявляет в целом те же качества, о которых уже говорилось выше. Поэтому, чтобы не повторяться, мы будем кратки в характеристике общих особенностей его стиля общения и заострим внимание лишь на тех качествах, которые ярко проявляются именно в коммуникации.

В отношениях с людьми его так же, как и во всем, отличает постоянство. Круг его межличностных привязанностей определился, видимо, давно и вряд ли подвергся сильным изменениям за последние годы. Он относится к тем людям, которые не очень быстро сближаются с другими (речь идет не о деловых, а о личных отношениях), но также трудно расстаются с теми, с кем сблизились1). Это означает, что не в его характере сходу довериться новому человеку: он обязательно будет присматриваться, — но не в его характере и резко рвать отношения.

Минтимер Шарипович явно симпатизирует людям, которых знает давно. По-видимому, он более терпимо относится даже к тем их недостаткам, которые в других людях вызывают у него категорическое неприятие, и, по-видимому, это проявляется не только в общении, но и в работе. Он склонен оказывать им поддержку. Во всяком случае, в его кадровой политике наблюдаются отдельные случаи, когда те или иные посты и должности доверяются людям, казалось бы, ничем не примечательным. Между тем, эти люди давно ему известны.

Есть также основания предполагать, что, даже достигнув самого высокого в республике положения, он продолжает с уважением и даже с трепетом помнить тех1), кто когда-то, на разных этапах жизни и профессиональной деятельности, оказывал поддержку ему самому. Иными словами, президент умеет помнить добро и умеет быть благодарным.

Все это хорошо согласуется с его эмоциональными особенностями, о которых мы писали выше. В совокупности эмоциональные и коммуникативные черты М.Ш. Шаймиева позволяют говорить о нем как о человеке преимущественно «камерного» типа, то есть как о человеке, который не любит больших и шумных компаний, постоянной суеты вокруг себя.

Отсюда же и избегание им всяческой саморекламы. Нередко встречаются политики, которые просто обожают быть в центре внимания и при первой возможности окружают себя свитой или группой помощников, или множеством журналистов. Нашему Президенту это — совершенно чуждо. В некотором смысле он похож на восточного хана, правителя, монарха, который не заботится о своем имидже, но не потому, что тот не имеет для него значения, а потому, что имидж обеспечивается статусом, и поведение, манеры должны соответствовать именно ему.

Даже оказываясь перед телекамерой, он не меняет привычной для себя манеры. Хотя иногда он, безусловно, выглядит более удовлетворенным и веселым, а иногда серьезен и сосредоточен, в целом мы, например, не помним случая, чтобы он вступал в обмен шутливыми репликами с журналистами и телеведущими. Да, он не лишен чувства юмора и иногда позволяет себе расслабиться. Но это отдельные, кратковременные эпизоды, а в целом сдержанность и соблюдение дистанции в общении, соблюдение субординации — типичные черты, характеризующие его манеру. Думается, это — не специально культивируемые черты, а глубоко укорененные, практически перешедшие в сферу бессознательного контроля, черты характера. Они удачно сочетаются с занимаемым положением и «работают» на имидж.

При таких чертах характера человек должен быть более общителен в кругу близких и хорошо знакомых людей. Тем, кто привык видеть его на экранах телевизоров серьезным и сосредоточенным, надо помнить, что, во-первых, президенты — такие же люди, как и все остальные. Во-вторых, и это главное, надо иметь в виду, что М.Ш. Шаймиев как философ может быть чрезвычайно разнообразным в общении. Он выбирает стиль и тактику в зависимости от ситуации и цели. Точнее, ему даже нет необходимости выбирать, так как у него все получается естественно, природосообразно и органично.

Его «камерность» вовсе не означает, что он мало общается и избегает новых знакомств. Напротив, он легко сходится с людьми и ведет себя с ними непринужденно. Об этом можно судить хотя бы по тому, как он общается с совершенно незнакомыми политологами или журналистами. У последних, как правило, «язык без костей», а нахальства у журналистов с избытком, но Минтимер Шарипович вступает с ними в общение без всяких проблем. Нет у него никаких проблем и в общении с народом, с различными слоями населения, будь то в городе или на селе. Он может подойти, подать и пожать руку и заговорить с любым человеком. Жизненный опыт и природная проницательность позволяют ему всегда успешно устанавливать контакт.

Более того, нетрудно заметить, что он не просто вступает в контакт, а берет инициативу в общении в свои руки. При всей своей уравновешенности и терпеливости, при всем своем умении слушать людей он не может участвовать в разговоре как пассивное лицо, покорно отвечающее на те вопросы, которые ему задают. Есть, как минимум, две причины, которые заставляют его быть активным и инициативным. Одна из них чисто рациональная, другая носит личностный характер. Что касается причины личностного происхождения, то она связана с проблемой лидерства, то есть со свойственными конкретному человеку особенностями проявления тенденции к доминированию-зависимости (это будет рассмотрено в следующем параграфе).

Если же говорить о рациональной причине, то суть ее в следующем. Президент прекрасно понимает, что, во-первых, у тех, кто задает вопросы, свои цели и свои взгляды: просто отвечать на их вопросы, значит, подыгрывать им. Необходимо держать под контролем ситуацию и разъяснять слушателям больше, чем спрашивается, чтобы они могли получить полное представление о проблеме. Особенно это важно в процессе интервью. Иначе журналист-профессионал, телеведущий, хорошо владеющий технологиями своей работы, но отстаивающий определенные политические убеждения, выражающий интересы различных партий, лоббирующий отдельные взгляды, использует собеседника для их пропаганды. Чтобы не допустить этого, М.Ш. Шаймиев и берет инициативу, не пускает ситуацию на самотек. В таких случаях он порой, как можно было видеть в одной из программ В. Познера «Времена» (ОРТ, 21 апреля 2002 г.), не обращает внимания даже на затраты времени (В. Познер: «Спутник уходит, поэтому … » /«Спутник китеп бара, шућа књрђ … »/) [155, c. 1]). Ведь известно, что манипулирование временем — также один из элементов профессионального мастерства ведущего политических телевизионных программ.

Минтимера Шариповича не может удовлетворить роль пассивного «поставщика ответов» не только в общении с журналистами и политологами. Так он ведет себя постоянно: так разговаривает с людьми на улицах и в магазинах, при посещении театров и концертов, музеев и выставок, ипподрома и Дворца спорта, школ и вузов; так общается с другими политиками и лидерами политических партий. Какого бы ранга политики или дипломаты не окружали нашего Президента, его нельзя представить стоящим в стороне и ни во что не вмешивающимся, позволяющим ситуации развиваться бесконтрольно. Ему удивительным образом удается выдерживать самую естественную, оптимальную и гармоничную линию поведения и общения в подобных случаях. В его манере начисто отсутствует хоть что-то нескромное, но, в то же время, он демонстрирует гордость и достоинство, ни перед кем не заискивает, вступает в разговор по собственной инициативе с тем, с кем сочтет нужным.

М.Ш. Шаймиев действительно умеет активно, инициативно общаться; он не только умело избегает манипулирования собой, но хорошо владеет технологиями коммуникативного давления на других. Вряд ли когда-нибудь и где-нибудь он этому специально учился. В свое время в партийных школах всех уровней преподавали основы пропаганды и агитации (а ПШ или ВПШ он не заканчивал), но тому стилю общения, что демонстрирует он, нужно либо учиться очень долго и основательно, либо нужно обладать собственными талантами. У него, безусловно, есть коммуникативный талант, заключающийся в умении оказывать давление и психологическое воздействие в общении, убеждать как большую аудиторию, так и одного–единственного собеседника.

Во многом ему помогает в этом быстрый, цепкий ум, позволяющий мгновенно оценивать и анализировать ситуацию. Благодаря этому он легко ориентируется в непрерывно изменяющемся потоке информации и устанавливает связи между предшествовавшими и новыми ее элементами. Отсюда, — кстати, его способность ориентироваться и находить решения «на ходу», моментально. Показательно в этом плане, как он поступал и поступает на сессиях Государственного Совета РТ разных созывов, как только возникают разногласия среди депутатов. Иногда кажется, что достаточно просто поставить вопрос на голосование, и его позиция или же предложение Правительства будет поддержана. Но он стремится к максимально возможному консенсусу. Складывается ощущение, что принятие какого-то решения простым большинством голосов его не всегда устраивает. Ему нужно, чтобы оно было принято подавляющим большинством депутатов (в республике со смешанным этническим составом, видимо, и нельзя иначе).

В таких случаях Президент всегда берет слово, берет инициативу в свои руки. Он готов внести определенные уточнения, поправки в тот или иной закон или проект, предлагает новые формулировки. Он видит свою задачу в том, чтобы, не искажая изначально заложенной в проекте общей направленности и сути, добиться широкой поддержки законопроекта,. В то же время, если это крайне важно, он умеет и настаивать на своем, находя самые убедительные доводы и аргументы.

О некоторых используемых им приемах общения мы уже писали, когда характеризовали особенности его мышления. В дополнение к сказанному можно отметить свойственную ему быструю, немедленную реакцию, острые и конкретные вопросы к собеседнику, не допускающие расплывчатых ответов. Распространено мнение о том, что Минтимер Шарипович любит заставать врасплох, «прижимать неудобными вопросами к стенке». Скорее всего, оно является заблуждением. Ни о какой «любви» здесь говорить не приходится. Это — психологическое качество и способность, помогающие ему быть не только эффективным политиком и руководителем, но и философом. Это — не самоцель, а всего лишь средство, метод коммуникации, воздействия и взаимодействия.

О том, что это — именно так, свидетельствует и другое его умение. Считается, что в восточной культуре, как ни в какой другой, существует традиция говорить иносказаниями, намеками, аллегориями; говорить, даже ничего не сказав (вспомним хотя бы фразу «Восток — дело тонкое»). Считается также, что это характерно и для политического, дипломатического общения во всех культурах. Президент Татарстана действительно умеет говорить на таком языке. Некоторые его высказывания кажутся совершенно прозрачными и обтекаемыми, не содержащими никакой конкретной информации и никакого личного отношения. Однако стоит присмотреться или прислушаться внимательнее, обнаруживается то, что заставляет задуматься. Как правило, появляется ощущение какого-то второго плана, содержащегося во фразе. Все вроде бы гладко, но какое-то одно слово (а в устной речи — всего лишь интонация, пауза) добавляет нюанс. Более того, нередко возникает какое-то ощущение, подсказывающее, что необходимо читать между строк или подсказывающее, что к проблеме нужно подойти философски.

Заметим, что рассматриваемое коммуникативное умение требует, с одной стороны, очень быстрой оценки всей ситуации общения, а с другой — хорошего владения языком. Если первое связано с общим и социальным интеллектом, чего у М.Ш. Шаймиева, безусловно, не отнять, то, как он умудряется буквально за несколько секунд дать словесное оформление на неродном ему русском языке, объяснить сложнее. Сформировалось ли такое умение в нем вместе со многими другими элементами восточной культуры или же это результат долгой политической карьеры? Ответить на этот вопрос сложно. Наверное, имело место и то, и другое.

Таким образом, М.Ш. Шаймиев — человек с весьма разносторонними коммуникативными умениями и навыками, хорошо чувствующий себя в условиях и жесткого, делового общения, и в условиях полного недосказанностей и намеков политического общения. И все-таки, несмотря на это, мы продолжаем утверждать, что он отдает предпочтение общению в узком кругу хорошо знакомых ему людей (воспоминания профессоров В.Г. Гайфуллина и Ф.Г. Хамидуллина).

Как правило, такая черта свойственна либо людям, недостаточно уверенным в себе, либо людям самодостаточным, не испытывающим потребности в постоянном общении. Он относится ко второй категории. Конечно, можно сказать, что ему помогает сам занимаемый им статус. Действительно, кого может опасаться, перед кем может робеть президент? Но, во-первых, мы и не обсуждаем проблему страха перед незнакомыми людьми. Речь идет только о характерных для человека привычках в сфере общения. Во-вторых, в наше время политикам и руководителям не так уж легко общаться с народом, у которого хватает трудностей, жизненных проблем и неурядиц. Порой даже самые общительные стараются ограничивать подобные контакты. Президент Татарстана — один из немногих лидеров в Российской Федерации, который в любое время может спокойно и с чистой совестью беседовать с людьми, не испытывая при этом никаких затруднений психологического порядка.

Что же его отличает в общении в узком кругу? Информации, которая могла бы дать ответ на этот вопрос немного. Поэтому мы вынуждены прибегнуть к методу реконструкции, то есть, исходя из известных особенностей личности, «восстановить» типичные для нее коммуникативные черты. Здесь придется отдельно говорить о личном и деловом общении, так как полного совпадения особенностей скорее всего нет. Нет по той причине, что, будучи человеком прагматичным и рациональным, М.Ш. Шаймиев и к общению подходит с функциональных позиций. Иными словами, он выстраивает его и свою тактику в нем в зависимости от содержания и целей коммуникации.

В обычном деловом общении в отсутствии ощутимых противоречий он должен быть склонен к спокойному, неторопливому обсуждению, основанному на четком изложении взаимных позиций. По-видимому, он хорошо умеет слушать другого человека, в том числе подчиненного, лишь изредка перебивая его уточняющими вопросами. В деловом общении для него очень важно правильно понять собеседника и быть правильно понятым самому. Так же, как он детально рассматривает некоторые проблемы в беседах с представителями прессы, телеведущими, чтобы избежать двусмысленности и искажений, он готов потратить драгоценное время государственного деятеля и на то, чтобы выслушать любого человека, любого политика, и на то, чтобы подробно разъяснить ему свою позицию, свое видение проблем, свою философию.

Люди его типа умеют до поры не высказывать оценочных суждений. С одной стороны, благодаря этому уменьшается давление на собеседника или соратника, особенно подчиненного. Он получает свободу и может чувствовать себя непринужденно, что позволяет излить душу или высказать свое суждение, свое видение проблемы. Но это же обязывает его иметь собственное понимание проблемы, к чему психологически готов и способен не всякий подчиненный. Поэтому с таким руководителем должно быть сложно работать не только тем, кто не обладает достаточным трудолюбием, но и тем, кто не способен анализировать проблемы и предлагать решения.

Какие качества он ценит в собеседниках, коллегах и подчиненных? Ранее мы уже отмечали, что он дорожит людьми ответственными, стремящимися соблюдать и выполнять договоренности, отличающимися глубокой приверженностью делу, способностью отдаваться работе, и нетерпим к «дезертирству», особенно предательству. Добавим к этому списку еще ряд важных, с его точки зрения, деловых качеств: компетентность в своей сфере деятельности, умение критически мыслить и не почивать на лаврах, готовность осваивать новое, инновационное, корректировать взгляды в связи с изменением обстановки.

В личном общении Минтимер Шарипович, безусловно, гораздо более мягок, душевен и жизнерадостен. Во всяком случае, люди, находящиеся с ним в достаточно близких отношениях, отзываются о нем как о человеке, обладающим даром создавать компанию друзей, дружелюбную атмосферу, не чурающемся застолья. Говорят также, что он любит общение с жизнерадостными, активными, яркими личностями, обладающими нестандартным, нетрадиционным мышлением из среды политиков, журналистов, музыкантов, писателей, художников, артистов и т.д. Наконец, говорят, что он обладает личным обаянием, умением искренне веселиться (нередко заливается смехом) и не только шутить над другими, но с юмором воспринимать шутки над собой.

Может показаться, что все это не согласуется с теми коммуникативными чертами и свойствами, о которых мы до сих пор говорили, и, возможно, вновь вызовет вопрос о «маске» и «игре» в политике и государственной деятельности1). Еще раз укажем, что это — пустой, лишенный смысла вопрос. На самом деле М.Ш. Шаймиев — на редкость целостная личность, в которой нет сильных внутренних противоречий. То, что он по-разному ведет себя, общаясь с людьми на широкой политической арене, в стенах Президентского дворца и в узком кругу близких людей (родственников и друзей), в семье, не должно восприниматься как нечто подозрительное. В какой-то степени все мы ведем себя не одинаково на работе и дома.

Наш Президент — не ходячая функция, везде и всюду помнящая о статусе, и он — не безудержный весельчак, тщательно скрывающий на публике свое истинное лицо. В нем все достаточно хорошо уравновешено, и он проявляет в зависимости от места и ситуации различные стороны своего характера, различные коммуникативные качества.


 

 Лидерство

 

«…Я всегда был во власти, я ею и не дорожу

как очень высоким привилегированным

положением. Повторяю: я искренне и

довольно-таки легко, совершенно спокойно

говорю о том, что могу уйти» [140].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Вопрос о власти и лидерстве, об отношении М.Ш. Шаймиева к тому и другому, о мере развития у него потребности в доминировании является одним из важнейших для характеристики его личности. Он важен для понимания характера любого человека, но становится вдвойне, втройне актуальным, когда речь заходит о том, кто облечен неформальной, реальной, тем более, политической и государственной властью.

Потребность в доминировании характерна для всех живых существ, ведущих коллективный образ жизни. Борьба за лидерство и стремление занять, как можно более высокий статус хорошо наблюдаются, например, у высших млекопитающих. Этологи связывают это с тем, что высокий статус гарантирует лучшие условия для выживания особи и для продолжения рода. Разумеется, в человеческом обществе все намного сложнее и такой прямой связи между статусом и условиями жизни нет. Кроме того, в обществе людей статус не сводится к положению в иерархии власти. Тем не менее, потребность в доминировании никуда не исчезает; она естественна и природосообразна по своему происхождению так же, как другие потребности.

Ее проявления у людей тесно связаны с уровнем развития мотивации достижения. Это понятие, введенное в психологию американскими психологами, обозначает меру, в которой у человека выражено стремление к успеху в самых различных его толкованиях. Высокая мотивация достижения может проявляться в стремлении к карьерному, должностному росту и продвижению, но это только одна из возможных форм ее проявления. Другая форма — стремление к успешному выполнению каждой конкретной задачи, каждой проблемы, решаемой человеком в данный момент времени.

Есть масса людей, у которых она проявляется исключительно в первой форме. Для них никакое дело, никакая задача не имеют существенного значения сами по себе, в отрыве от того, какие зримые дивиденды может принести их выполнение лично им. В конечном счете, для них даже неважно, как на самом деле выполнена ими та или иная задача. Важно лишь непрерывно продвигаться вверх по должностной лестнице, обеспечивая себя соответствующей карьерой. Для этого, как известно, существуют разные способы, различные подходы, но, какие бы ни использовались, человек быстро начинает верить в то, что заслужил свой успех неустанным трудом. Каждый шаг вверх становится доказательством собственной значимости и жизненной состоятельности.

Люди, у которых мотивация достижения выражена в другой форме, не менее, чем первые стремятся добиваться успеха. Дело лишь в том, что они иначе понимают, что такое — успех? Для них важнее всего субъективное осознание того, что они справились с задачей, причем лучше, чем это мог бы сделать кто-нибудь другой. Личность с такой мотивацией достижения больше озабочена своим неформальным статусом. Ей нравится получать признание, слышать благодарные отклики о себе и своей деятельности.

К какому из этих двух типов относится Минтимер Шарипович? Придется ответить так: в какой-то степени к обоим сразу. Мы не можем сказать, что он не проявлял интереса ни к чиновничьей (вначале), ни к политической (позже) карьере по очень простой причине. Тот, кто не проявляет к ней интереса (кто ее не любит, кто не стремится к ней), как правило, ее и не имеет. Достичь вершин в политической иерархии может только тот, кто этого хочет. Давайте не будем прикидываться наивными. Нельзя же всерьез полагать, что наш президент оказался у власти только благодаря случайному стечению обстоятельств. Да, его жизнь могла бы сложиться по-разному; он мог бы и не достичь того положения, которое занимает, но можно твердо утверждать: руководителем достаточно высокого ранга он стал бы наверняка.

Поэтому было бы совершенно неправильно утверждать, что у М.Ш. Шаймиева нет потребности в доминировании, что он не любит власть, не хочет власти, не дорожит властью1). Если бы у него не было к ней никакого влечения, он просто не смог бы удерживать ее в течение столь долгого времени. Не мешает, кстати, задаться вопросом: почему во всех бывших союзных и автономных республиках с «титульным» тюркским населением (Средняя Азия, Татарстан, Башкортостан) одни и те же лица остаются лидерами вот уже многие годы?

Несмотря на то, что власть «обременительна» и предполагает большую ответственность, никто не торопиться сам от нее отказываться. Значит, она нужна. Зачем? Конечно, не материальные соображения играют здесь главную роль. Важен сам статус. Он сам по себе является важной движущей, мотивирующей силой.

Некоторые факты биографии М.Ш. Шаймиева говорят о том, что уже в ранние годы жизни ему был не безразличен собственный статус. Известно, например, что организаторский талант в нем начал раскрываться рано (во все школьные годы он неизменно был старостой класса) [82 , c. 15]. Известно также, что он не только был лидером, но ему и нравилось быть им. Он развивал свои способности, хорошо учился, много трудился, в том числе и для того, чтобы обладать авторитетом среди сверстников и пользоваться уважением старших. До сих пор он с гордостью вспоминает о том, что был избран делегатом съезда комсомола (XIV съезд ВЛКСМ, 1962 г.), что ему были посвящены стихи в районной многотиражке (8 марта 1962 г. «Колхозное знамя», Муслюмовский район, Татарстан).

Таким образом, перед нами человек, для которого его собственный статус, безусловно, имеет немалое значение и который обладает развитым честолюбием. Хорошо это или плохо? На этот вопрос можно ответить так. Это ни хорошо и ни плохо. Так есть, и, будь на его месте другой человек, мы бы увидели в нем те же самые качества. Нельзя стать президентом, не обладая честолюбием. Людей честолюбивых, тщеславных и эгоистичных на самом деле довольно много и, если они не все становятся президентами, то не только по той причине, что это физически невозможно.

Сказанное означает, что для достижения столь высокого статуса только карьерного честолюбия недостаточно. Именно поэтому мы и отметили, что в структуре мотивации достижения М.Ш. Шаймиева большое значение имеет и второй компонент: стремление к успешному решению каждой конкретной задачи, каждой проблемы, желание получать чисто психологическое удовлетворение от своей деятельности.

Означает это также то, что невозможно добиться власти, если единственным мотивирующим источником является собственное честолюбие и тщеславие (а также личное лидерство любой ценой и эгоизм высшей степени). Нужно обладать многими другими свойствами и способностями, в том числе не имеющими прямого отношения к исполнению властных функций, и разнообразной мотивацией. Не будем анализировать весь комплекс необходимых качеств, — тем более, что о некоторых уже шла речь выше при рассмотрении других сторон личности М.Ш. Шаймиева. Остановимся только на тех, которые в социальной психологии принято называть «лидерскими качествами».

Прежде всего, нужно обратить внимание на сильно развитую в нем потребность в самостоятельности и независимости. Наблюдая за ним, нетрудно заметить, что он действительно избегает всякой зависимости, а когда ему приходится принимать вынужденные решения, испытывает очевидный дискомфорт. Например, он явно не в восторге от того, что в последние несколько лет федеральный центр усиливает свое вмешательство в дела республики (например, в налоговую политику, региональный бюджет, социальную политику, правовой статус республики и пр.) [137; 142; 144; 155]. Он старается не делать по этому поводу слишком резких комментариев, но чувствуется, что внутренне готов их дать. Например, он говорит: «Через голову Шаймиева что-то делать в республике — значит, усложнять себе жизнь … » [79, c. 2]. Скорее всего, в кругу друзей и соратников его реакция на подобные действия является менее сдержанной.

В связи с этим нельзя не затронуть и вопрос о его восприятии проблемы статуса республики. В российской печати бытовало и продолжает бытовать мнение о том, что данная проблема является надуманной и отражает интересы лишь чиновничье-бюрократической верхушки различных республик и областей. Мы придерживаемся совсем иной трактовки движущих сил стремления регионов к самостоятельности (особенно тех, которые образованы по этническому признаку и имеют традицию собственной государственности), но думаем, что в случае с Татарстаном произошло соединение объективного и субъективного моментов. Мы можем со всей ответственностью заявить: объективно обусловленное и исторически закономерное стремление татарского народа к самостоятельности подготовило почву для появления национального лидера такого типа, как Минтимер Шарипович Шаймиев.

Второе качество, которое характеризует М.Ш. Шаймиева как лидера и на которое необходимо обязательно обратить внимание — его склонность к тому, чтобы контролировать все происходящее вокруг. В социальной психологии существуют разные классификации типов лидеров, в том числе выделяются следующие два типа. Одному из них свойственно давать только общие указания и не вникать в детали дела ни на одном из этапов. Такие лидеры осуществляют только стратегическое руководство. Другому типу лидеров свойственно лично вникать во все нюансы, давать тщательные инструкции подчиненным, скрупулезно и монотонно проверять выполнение заданий.

Часто считается, что лидеры второго типа не доверяют подчиненным, сомневаются в их квалификации и добросовестности. Думается, в случае с Минтимером Шариповичем причина в несколько ином. Она связана с общими особенностями его характера, о которых мы уже говорили выше. Обладая повышенным чувством ответственности, высокой работоспособностью и трудолюбием, склонностью к определенности во всем он просто действует в соответствии со своим характером и натурой1).

Естественно, ни один человек, какой бы высокий пост он ни занимал, не может хорошо разбираться во всем. Так и наш Президент физически и фактически не в состоянии проконтролировать все и вся. Однако он, безусловно, глубоко вникает лично во все вопросы, которые считает важными, не только в областях, в которых сам является специалистом. В частности, ему очень хорошо знакомы экономические, технологические (в том числе и наукоемкие) и прочие проблемы основных сфер экономики, а не только сельского хозяйства. Когда мы слушаем его выступления на эти темы, сразу видим, что подготовленный материал — только первооснова, от которой он отталкивается и который является базисом. Он легко уходит от него, уточняет и часто конкретизирует отдельные положения, не изложенные в «заготовке», приводит примеры. Поэтому можно предположить, что решающие направления деятельности Правительства Республики контролируются им очень плотно.

Наличие у М.Ш. Шаймиева потребности в личном контроле за событиями и людьми понять легко, если мы вспомним то, что говорилось ранее о характерном для него ощущении себя как главы огромной семьи. Он отвечает за все, а следовательно, должен быть в курсе всего.

Некоторые исследователи социально-психологических проблем управления, как российские, так и зарубежные специалисты, называют таких руководителей лидерами-«опекунами». Что ж, такое определение в данном случае, пожалуй, подходит. Тем более, что с ним согласуются и мнения людей, работающих или работавших под его руководством. Подобные высказывания можно встретить у Р.Н. Минниханова, Ф.Х. Мухаметшина, Э.С. Губайдуллина, Р.Ф. Муратова, А.А. Сафарова, К.Ш. Исхакова, Р.З. Алтынбаева, Р.С. Хакимова и др. Все они признают несомненное превосходство Президента1).

Разумеется, есть определенные нормы политического и чиновничьего этикета, обязывающие всячески поддерживать авторитет лидера. Разумеется, в Татарстане на эти нормы накладываются и традиции восточной политической культуры. Тем не менее, мы бы не стали рассматривать подобные высказывания в качестве сугубо политических. Они, вне всякого сомнения, содержат истину и характеризуют общий стиль осуществления власти в республике.

Показательно также, что его нередко и в народе, и в административно-управленческих кругах называют «Бабаем» (в смысле патриархом). Это сугубо бытовое татарское слово означает в данном случае не только пожилого человека, почтенного старца, аксакала, но и главу, уважаемого человека, в руках которого находятся основные рычаги власти и влияния.

Совокупность разнообразных фактов и факторов (личное принятие решений и личный контроль реализации, эмоциональные и коммуникативные черты) позволяет отнести М.Ш. Шаймиева к лидерам авторитарного типа. Для него типична, с одной стороны, тенденция к укреплению организационных связей и совершенствованию организационных структур. С другой стороны, он придает большое значение личным связям, субъективным факторам. Можно сказать, что он часто не различает деловые и личные отношения (трудно сказать, насколько это делается сознательно, а насколько давно вошло в плоть и кровь и перестало замечаться). Это не значит, что в домашнем кругу он ведет себя точно так, как на работе. Мы имеем в виду, что работу он воспринимает как неотъемлемую часть своей жизни и своей личности.

Следствием такого отношения к работе, привычки считать себя в ответе за все становится и специфическое отношение к людям. Например, он часто придерживается практики, бытовавшей в советские времена, при коммунистах. В те годы номенклатурный работник мог быть уволен, но обычно его сохраняли в «обойме»: он получал какую-нибудь новую, хотя и менее важную, должность. Почему Минтимер Шарипович продолжает следовать этому правилу?

Вряд ли только потому, что так привык за то время, когда сам был в номенклатуре, при «советах». Тут возможны три варианта объяснения. Первый состоит в том, чтобы держать на всех более или менее значимых административных должностях людей, лично известных, если не по деловым качествам, то надежным и преданным. Вторая возможность — желание поддерживать определенный баланс сил в государственных структурах (известно, что в любом правительстве есть группы, образующиеся вокруг наиболее влиятельных фигур, между которыми существует конкуренция).

Не исключено, что оба указанных варианта играют какую-то роль, но мы бы хотели указать и третий. Несмотря на отмеченный прагматизм М.Ш. Шаймиева, было бы неверно представлять его всегда и всюду исходящим из соображений выгоды. Ни один человек не основывается на ней постоянно. Нередко человек, думая, что стремится к наибольшей эффективности, на самом деле всего лишь делает привычное для себя дело, любимую работу.

«Опекунский» тип лидерства формирует определенное отношение к людям. Такой лидер не только продолжает чувствовать ответственность перед самим собой за будущее людей, ему доставляет удовольствие помогать им. Субъективным результатом становится дополнительное ощущение сделанного добра, выполненного долга и т.д. Возникает, правда, вопрос: всегда ли это хорошо для дела? По-видимому, далеко не всегда. Но наша задача не в том, чтобы давать оценки. Она в том, чтобы попытаться понять личность такой, какая она есть.


 

«Я-концепция» и самооценка

 

«Мы никогда не должны забывать завещания

наших отцов, дедов, прадедов, которое можно

выразить такими словами: к землице мы должны

относиться как к самому дорогому подарку, если

хотите, бесценному подарку Всевышнего. Я скажу так:

земля — это нравственное начало человечества» [141].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Понятие «Я-концепции» было введено в психологическую науку одним из крупнейших американских психологов XX-го века У. Джеймсом1) и получило широкое распространение. По его мнению, «Я-концепция» личности — это соотношение двух образов, существующих в ее сознании. Первый из этих образов получил название «Я-реальное», второй — «Я-идеальное». Благодаря их наличию человек постоянно сопоставляет себя такого, какой он есть, с таким, каким он хотел бы быть. Он совершает действия, сообразуясь не только со своими текущими потребностями и интересами, но и основываясь на собственных представлениях о том, как он должен поступать. Это позволяет ему хорошо выглядеть в собственных глазах, а, следовательно, иметь не противоречивую и способную его удовлетворить «Я-концепцию».

Считается, что «Я-концепции» у разных людей отличаются разной степенью сложности (это, в свою очередь, обусловлено разными причинами, среди которых нужно назвать уровень интеллектуального развития, тонкость чувств, менталитет и мотивацию личности, структуру ценностей и др.) и разной степенью внутренней согласованности. Недостаток последней, то есть резкое несоответствие «Я-реального» и «Я-идеального» — может стать причиной психологических расстройств и срывов, неврозов, а в более мягких вариантах приводит к формированию заниженной самооценки личности. Обратная опасность возникает при высокой степени совпадения двух основных компонентов «Я-концепции». Тогда формируется завышенная самооценка, и личность становится неадекватной в оценке себя, своего поведения и своих взаимодействий с социальной средой.

Что мы можем сказать о «Я-концепции» М.Ш. Шаймиева? Разумеется, никто, в том числе и авторы, не вправе полагать, что он имеет полное представление о «Я-концепции» другого. Ее особенности, детали известны только самой личности, да и то лишь в том случае, если она обладает развитой рефлексией. Поэтому мы обратим внимание на общие ее характеристики, которые вытекают из всего сказанного ранее.

Как уже не раз говорилось, Минтимера Шариповича отличает высокая ответственность и требовательность к себе, а значит его «Я-идеальное» является весьма и весьма «Я-идеальным»1). Почему мы делаем такой вывод? Потому что людям, которые имеют не слишком высокое «Я-идеальное» нет необходимости быть требовательными к себе. Им удается соответствовать идеальному образу самого себя без особых усилий и напряжения; им не надо постоянно, в каждом своем действии и поступке, «тянуться» к этому образу.

Наличие у человека сильно идеализированного «Я-идеального» ведет к определенным следствиям. Одним из них является, например, постоянная неудовлетворенность собой и своей деятельностью, а в конце концов — своим статусом и своим окружением. Такой человек постоянно рефлексирует, то есть анализирует свои действия, или, используя современную терминологию, осуществляет непрерывный мониторинг собственной личности. Он имеет достаточно точное представление о своих успехах и о том, что ему не удалось сделать. Поскольку М.Ш. Шаймиев честолюбив, вряд ли он склонен легко и быстро признавать ошибки публично2). Однако это не значит, что он сам их не видит. Видит, даже ищет и в душе непременно переживает. В этом можно быть уверенным практически на все сто процентов. Во всяком случае, мы бы не удивились, если бы узнали, что Президент часто «возвращается назад», к событиям вчерашнего дня, прошлой недели, месяца, года, еще и еще раз, обдумывая принятые решения.

С этим тесно связано другое следствие, вытекающее из развитого «Я-идеального», — стремление максимально снизить вероятность ошибок. Для этого нужно иметь: а) максимум информации, б) точную интерпретацию ее значения с разных позиций, в) точное представление о том, чего нужно достичь и о приоритетах, которым нужно следовать, г) умение разработать на этой основе правильную программу действий, д) умение воплотить эту программу в практической деятельности и получить предметный результат. Вот почему наш президент всегда с такой тщательностью, граничащей с осторожностью, подходит к решению любого социально-политического, методологического, межэтнического и экономического вопроса. Нельзя сказать, что у него есть сильно развитый страх совершить ошибку. В данном случае движущей силой становится не страх, а скорее самолюбие.

Отсюда становится более понятной и его требовательность к другим. Политический лидер или государственный деятель такого уровня не может все делать сам. То, что им задумывается, может быть реализовано только совместными усилиями многих и многих сотен людей. Следовательно, предъявляя требования к другим и добиваясь тем самым реализации своих замыслов, он обеспечивает себе возникновение чувства удовлетворенности. А оно, в сущности, и есть возникающее в процессе рефлексии ощущение соответствия «Я-реального» «Я-идеальному».

Оба указанных следствия при сочетании некоторых других условий способны ограничить свободу личности, закрепостить ее, поставить в зависимость от внешних обстоятельств. Они непрерывно меняются, а человек вынужден бесконечно корректировать свои действия, пытаясь угнаться за событиями и сохранить «лицо». Так он начинает напоминать «белку в колесе».

Минтимера Шариповича спасают от этой опасности две важные особенности, являющиеся составной частью его «Я-концепции». Первая из них состоит в постоянном внутреннем стремлении к самосовершенствованию, к самообновлению. Это стремление не исчезло у него до сих пор, даже в достаточно солидном уже возрасте. Несмотря на накопленный жизненный и политический опыт, он продолжает работать над собой. Известно, например, что помимо работы в Internet, он постоянно изучает экономические и юридические проблемы (в последние годы часто берет на отдых юридическую литературу; а любовь к юриспруденции у него с детских лет: «Учиться я поступил в Казанский сельскохозяйственный институт. Правда, на этом настоял отец, сам-то я хотел стать прокурором. И вот почему. В 1949 г. моего отца чуть не посадили в тюрьму. Год был голодный, и во время весеннего сева люди стали пухнуть от голода. Ведь весна — самое тяжелое время: старые запасы кончились, а до нового урожая ой как далеко, не продержаться. А как вести сев на колхозных полях, если люди еле ноги таскают? Вот отец и распорядился выдать на общественное питание 2 ц семенного проса. Тут же кто-то написал донос. А за «разбазаривание» колхозного добра давали по 10 лет. Одним словом, прокурор района завел дело. Отца до глубокой осени таскали в прокуратуру, не обращая внимания на то, что спасенные люди успешно справились с севом. И выручило его только то, что осенью был получен неплохой по тем временам урожай зерновых. За отца переживали все и семья, и село. Мне было тогда 12 лет, и я все думал: неужели прокурор не понимает, что отец старался не для себя, а для людей? Вот тогда, под влиянием этих переживаний, у меня и возникла мечта стать справедливым прокурором. Я тогда твердо усвоил, что выше всего на свете справедливость и забота о людях» [141, c. 2]). Причина — не только в стремлении соответствовать своему «Я-идеальному». В нем, видимо, заложена природой сильная познавательная мотивация, неуемная жажда знаний, жажда познания. В сущности, он хотел бы сам, лично, знать все, разбираться во всем, объять своим интеллектом и памятью максимально возможную информацию. Поэтому необходимость знать много не закрепощает его и не ограничивает его свободу. Для него это — естественное состояние.

Вторая особенность состоит в том, что он придает большее значение не внешней оценке своих действий и решений, а внутренней, то есть самооценке и cамоконтролю. Это не значит, что он безразличен к внешней оценке. Тут есть тонкости и нюансы, на которых нужно остановиться.

Насколько можно судить по некоторым его высказываниям, он в курсе того, что пишут и говорят о нем, о возглавляемом им правительстве и о республике в целом (мы это уже отмечали ранее). Следовательно, ему это не безразлично. Но он умеет классифицировать оценки, анализировать их и давать им либо объяснения, либо трактовки, либо интерпретации. Во-первых, для него важно, кто оценивает и в каком издании публикуется материал. (Хотя такие оценки не являются для него ориентирами). Их нужно учитывать не потому, что они правильные, а потому, что они могут повлечь какие-то реальные политические продолжения. Здесь мы вновь видим пример чисто рационального, прагматичного подхода.

Во-вторых, для него важно, насколько аргументированной является та или иная оценка; насколько в ней чувствуется компетентный, квалифицированный (если хотите, научный) подход к обсуждаемому вопросу. К такой оценке он относится серьезно независимо от того, является ли она положительной или отрицательной, несет ли в себе позитивный или негативный заряд. А все поверхностное вызывает в нем даже не раздражение, а, скорее, пренебрежение. Здесь уже мы сталкиваемся с подходом человека, знающего истинную цену себе и своим действиям, обладающего высокой, но не завышенной самооценкой.

Обратимся в связи с этим к проблеме самооценки. Всемирно известный классик психологии и философии, американец У. Джеймс считал, что самооценка есть «результат меры соответствия достижений человека его собственным претензиям» [60, с. 91-92]. Самооценка накладывает сильный отпечаток на характер и на поведение любого человека. Когда же речь идет о политическом лидере или государственном деятеле, то особенности его самооценки начинают влиять на внутри– и внешнеполитический курс целой страны, на ее экономику.

Лидеры с высокой самооценкой  менее зависимы от внешних обстоятельств, они имеют более стабильные внутренние стандарты, на которых они основывают свою самооценку. Но, с другой стороны, они хуже приспосабливаются к различным ситуациям, у них недостаточная реактивность. Лидеры с завышенной самооценкой, переоценивая себя, зачастую не замечают реакции на свои действия, на свои промахи, неудачи и ошибки. Они считают себя во всем правыми, стремятся к финишу или победе на «ура!», не понимая, что победа может оказаться «пирровой». Таким образом, завышенная самооценка ведет к нарушению адекватности восприятия и окружающей действительности, и самого себя, к потере чувства реальности.

Политические деятели с низкой самооценкой, напротив, оказываются более зависимыми от других людей, от массы, от «толпы» и, следовательно, более реактивными. Они более чувствительны к чужому мнению и изменяют свое поведение в зависимости от одобрения или неодобрения других. С другой стороны, заниженная самооценка нередко становится причиной постоянного недовольства собой, которое человек пытается преодолеть. Преодолеть его можно, лишь повышая свою самооценку, а для этого нужно добиваться регулярных и значительных побед и успехов. Так человек (и политик) доказывает себе, что он чего-то стоит. Заниженная самооценка, как ни странно, способна подтолкнуть политического лидера на неожиданные, экстравагантные, иногда и радикальные шаги в политике или время от времени создавать форс-мажорные обстоятельства.

М.Ш. Шаймиев является лидером с адекватной самооценкой. Его политика не мотивирована одним только стремлением к самоутверждению. Он реально оценивает свои политические способности и возможности, имеет точное представление о собственном политическом статусе. Уважительно и высоко оценивая других лидеров, государственных деятелей и Президентов, он никогда не боится, что его унизят, обидят или обойдут, так как знает, что ничем не хуже других политиков, с которыми ему приходится взаимодействовать.

Как всякий разумный человек, Минтимер Шарипович склонен доверять собственной интуиции и собственным оценкам. Он делает то, что считает нужным, и для него важно, прежде всего, получить личное удовлетворение от сделанного, от совершенного, от побед и успехов. Если он чувствует, что своими действиями приносит пользу республике и ее народу, внешние оценки перестают иметь решающее значение.

Политика, прежде всего, отстаивание интересов той или иной социальной группы, политической партии или территориальной общности. Интересы разных групп, партий и общностей всегда приходят в противоречие, и даже самый великий политик не может рассчитывать на одинаково положительное восприятие своих действий всеми без исключения. Вот это наш Президент прекрасно понимает (слово «интерес», — кстати, одно из часто встречающихся в его лексиконе, и всякий вопрос он склонен обсуждать, не выражая личного отношения, а учитывая существующие в обществе интересы. Например, в интервью Минтимера Шариповича журналу о российском рынке продовольствия «Провиант» говорится: «Главный Критерий интересы народа»1)). Поэтому он не пытается угодить всем и во всем. Для него важно при любых, быстро изменяющихся внешних обстоятельствах выдерживать общую линию, единую стратегию, центральный вектор деятельности. В свою очередь, это понимание дает ему ту самую внутреннюю свободу, о которой мы говорили чуть ранее.

Как и любой человек, тем более интеллектуально развитый, он, безусловно, подвержен внутренним сомнениям, колебаниям (их не бывает только у тех, кто ничего не знает и не привык думать), но умеет с ними справляться. Все это — свидетельство хорошей сбалансированности его личности.

«Я-концепция» формируется, начиная с раннего возраста. Она приобретает сравнительно законченный вид в юности, но не остается неизменной, а постоянно дополняется и корректируется. В течение всей жизни человека в ней происходят структурные изменения. Тем не менее, несмотря на постоянные дополнения и корректировки, в некоторых своих элементах она сохраняет постоянство и преемственность (только в очень редких случаях, связанных с сильнейшими психологическими потрясениями, личность может измениться до неузнаваемости). Благодаря этому люди воспринимают себя целостно, в единстве всех периодов своей жизни. И в ребенке, и в юноше, и во взрослом, и в пожилом человеке они «узнают» самого себя.

Точно так и «Я-концепция» М.Ш. Шаймиева сложилась давно. На ее формирование оказали решающее влияние, во-первых, социально-экономические условия жизни на селе в 40–50-е гг. ХХ-го века, во-вторых, традиции и татарского народа, и татарской национальной культуры, и национального менталитета, в-третьих, характерные для всего СССР особенности прокоммунистического общественного сознания и идеологии. Трудно сказать, что из перечисленного имело важнейшее значение. Влияние каждого из трех факторов ощущается и сейчас.

Минтимер Шарипович уже давно — городской житель, но, даже став президентом, продолжает проявлять повышенный интерес к проблемам села (вспомним, чего стоила повсеместная газификация сел республики, то, с каким удовлетворением он говорит об этом!). Деревня постоянно «всплывает» в его воспоминаниях и ассоциациях. Например, президент считает, что: «В деревне всегда была гласность. Деревня это община, каждый на виду у всех. Именно такой уклад жизни формировал поведение людей, их взаимоотношения с соседями, воспитание детей. Плохо себя вести там не сможешь, потому что в деревне нет ничего страшнее, чем прославить дурным делом отца и мать. В деревне всегда приучали дорожить мнением других. Разве это не гласность? А я родился и вырос в деревне, фактически в условиях гласности» [147, c. 2].

С юных лет началось его приобщение к русской, а, следовательно, и к европейской культуре. Природная практичность и рассудочность помогли ему быстро найти общий язык с типичным для культуры и психологии европейского общества прагматизмом и рационализмом, но национальные корни никуда не делись и продолжают ярко проявлять себя. Он отошел от марксистско-ленинских взглядов на общественное, социально-политическое и экономическое развитие, но, безусловно, не так резко, как это сделали многие другие: он до сих пор, например, сожалеет о распаде СССР, считая, что Союз мог быть сохранен, но без прибалтийских республик: « … Союз мог быть сохранен, правда, без Прибалтийских республик. Судьба Латвии, Литвы и Эстонии была предрешена. Получил огласку пакт Молотова-Риббентропа. Весь мир понял, что эти государства потеряли свою независимость в результате сговора, и многие страны негласно поддержали выход этих республик из состава СССР. Но остальная часть государства могла жить и дальше» [148, с. 4]). В стиле и в методах его руководства республикой порой чувствуется влияние сложившихся в советское время представлений.

Известная китайская поговорка «не дай вам Бог жить во время перемен» обращает внимание на трудности, которые испытывает любой человек в такие исторические эпохи. Эти трудности являются не только общественно-политическими и экономическими, но и психологическими. Будучи руководителем республики в течение всего периода преобразований, М.Ш. Шаймиев не может пожаловаться на то, что у него появились материальные проблемы. Однако в отличие от большинства людей своего поколения ему пришлось не только «жить во время перемен», но и осуществлять перемены, изменять жизнь и бытие людей.

В психологическом плане это сопряжено со значительными сложностями. Нельзя проводить реформы, не веря в их конечную эффективность. Если такой веры нет, то процесс реформирования будет инстинктивно тормозиться, потеряет комплексность и последовательность. Значит, перед Президентом была сложнейшая задача реформирования самого себя, собственной личности. В том возрасте, в котором он ее решал, это удается не многим людям1). (Недаром он с гордостью вспоминает награду «Серебряный лучник», присужденную ему, как говорит сам, «за победу над собой!»).

Он смог. Смог, сохранив основные психологические и социально-психологические черты, перестроить ту часть своего сознания, менталитета, «Я-концепции», которая связана с социально-политическими и экономическими взглядами и убеждениями. Объяснить это только гибкостью его личности невозможно (самые гибкие — те, у кого вообще нет никаких убеждений, а у Минтимера Шариповича они, конечно же, есть). Главная причина состоит в уже отмеченной нами ранее его способности непрерывно учиться, невзирая на возраст и на занимаемый пост. Благодаря постоянному самообразованию, самообновлению и вошедшему в привычку стремлению идти вровень со временем и даже опережать его, он до сих пор продолжает развиваться.

Некоторые структурные элементы его личности и «Я-концепции» остаются одними и теми же — такими, какими они сформировались давно, еще в юности и молодости. Прежде всего, это касается нравственных принципов, отношения к людям и к делу, то есть фундаментальных психологических черт характера и ценностей. Другие элементы, наоборот, изменялись и продолжают изменяться и дополняться в течение всей его жизни. Изменяется, трансформируется в нем все то, что связано с накоплением жизненного опыта и знаний, например, понимание закономерностей общественно-политического, социального и экономического развития человечества. Меняются и видоизменяются, соответственно, и некоторые политические приоритеты, ценности.

Именно у таких людей, как наш Президент, цельность и стройность образа  «Я»  сочетается  с  его  сложностью, многогранностью и разноуровневостью.


 

 ЦЕННОСТИ

 

«Я с детства у старших научился определять,

когда и как надо пахать, в какие дни лучше

приступать к севу, по запаху полей, по интуиции

умел определять, когда необходимо начинать

жатву ржи, пшеницы» [141, с. 2].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Рассматривая черты характера М.Ш. Шаймиева, мы уже неоднократно обращали внимание и на его морально-этические ценности. Это — нормально и закономерно. Дело в том, что отделить одно от другого просто невозможно. Наличие в характере человека определенной черты способствует формированию у него соответствующих ценностей, а появление какого-то устойчивого ценностного приоритета может стать причиной развития связанных с этой ценностью черт характера. Тем не менее, вопрос о ценностях личности (в особенности личности Президента) настолько важен, что его желательно обсудить отдельно.

Поскольку мы ведем речь о политическом деятеле, необходимо провести обсуждение в двух планах. В данном случае есть смысл разделить ценности на две группы. Во-первых, нужно говорить об общечеловеческих ценностях, подразумевая под ними обычные, жизненные ценности, которые имеются у всех людей, независимо от того, кем они являются: руководителями высокого ранга, начальниками или крестьянами, простыми рабочими и служащими. В основном, такие ценности лидера и влияют на политический курс, которого он придерживается в повседневной деятельности. Во-вторых, обязательно нуждаются в рассмотрении политические ценности, которые тоже есть у всех людей, но все люди лишь в общей массе, все вместе оказывают влияние на политику, а у лидеров — роль особая, избранная. Их политические ценности иногда способны кардинально изменить образ жизни и общественное сознание целых народов, целых стран, стать причиной событий мирового масштаба, иногда глобальных катаклизмов и потрясений, вызывающих море крови и человеческие страдания. ХХ-й век оставил нам немало таких примеров1).


 

Жизненные ценности

 

«Я основные принципы никогда не меняю» [151].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Жизненные ценности М.Ш. Шаймиева, надо сразу отметить, не слишком оригинальны. В этом отношении он мало чем отличается от многих тысяч самых обычных людей, не достигших никаких постов, высот и званий, то есть рядовых граждан; от тех, кого раньше при коммунистах было принято называть честными тружениками. Он настолько похож в ценностном плане на них, что поначалу даже появляется мысль: как мог такой обычный, добропорядочный, правильный человек стать президентом? В нем же нет ничего необычного!

Однако стоит немного подумать, и станет ясно другое. Он пользуется огромным уважением и авторитетом во всех слоях общества. Его одинаково принимают, к нему одинаково прислушиваются сельчане и горожане, рабочие и интеллигенция, татары и русские, взрослые и дети. Но успех политического лидера зависит от того, насколько его политика поддерживается населением, насколько она удовлетворяет надежды и чаяния большинства, насколько соответствует глубинным ценностям (семья, работа, благополучие, добро, справедливость и т.д.) тысяч и миллионов людей.

Причина авторитета Минтимера Шариповича в народе как раз и заключается в том, что он такой же, как многие, в том, что он разделяет одинаковые ценности с миллионами простых, обычных людей, имеет такое же, как они, понимание жизни и стремится реализовать его в своей практической деятельности. В нем в наиболее полном виде представлены такие качества, которые населением Татарстана воспринимаются как значимые личностные качества-ценности. Соответствие личности нашего Президента каждодневно важным, высшим и непреходящим ценностям своего народа и есть путь к обладанию наибольшим политическим влиянием и огромным, неоспоримым авторитетом. Именно это соответствие видят люди. Поэтому они воспринимают его как «одного из нас» и, в то же время, как «лучшего из нас».

Вспомним, как относились люди в прежние годы к первым секретарям обкомов. Ни о каком их реальном авторитете, тем более, ни о какой любви к ним говорить не приходилось. Почему же к нашему нынешнему Президенту относятся иначе? Не может же быть дело в том, что его должность называется по-другому «Президент»? Действительно, не может. Не в должности дело и, уж конечно, не в ее названии. Дело — в самом человеке.

Благодаря народности своей личности, благодаря огромному авторитету Президент Татарстана на сегодняшний день единственный государственный деятель республики, воспринимаемый ее гражданами как фактор интеграции разных взглядов и позиций, как человек, способный поставить интересы всего населения выше интересов отдельных групп, партий и движений. Более того, он воспринимается как человек, стабилизирующий различные, порой конфликтные, ситуации, уравновешивающий противоречия, умеющий находить оптимальные решения, и, наконец, являющийся балансом страстей и притязаний различных партий и движений.

Каковы же основные жизненные ценности М.Ш. Шаймиева? В социальной психологии и в других науках предлагаются разные их типологии, но здесь — не место для обсуждения достоинств и недостатков различных теорий и концепций. Далее мы вообще не будем придерживаться никаких систематизаций и классификаций. Нам важно не некую схему анализа соблюсти, а постараться представить живого человека — Президента Шаймиева.

Основные приоритеты Президента, на наш взгляд, можно представить в виде парных взаимосвязанных ценностей: семья и работа, добро и справедливость, гармония и развитие, компетентность и активное действие и др. Каждая из названных ценностей тысячами нитей вступает в многочисленные связи с другими, специфически проявляет себя в разных сферах и ситуациях жизни и деятельности. Поэтому, если здесь не названы другие ценности, то только потому, что они носят более конкретный, «приземленный» характер.

Может показаться несколько странным, что перечисление начато с такой ценности, как семья, — ведь мы говорим о политическом лидере, то есть о человеке, безусловно, общественном, социальном. Однако это сделано не случайно. Мы действительно полагаем, что семья занимает важнейшее положение в структуре ценностей Минтимера Шариповича. Необходимо только одно уточнение. Семья как ценность существует для него в двух планах1).

Во-первых, для Минтимера Шариповича значимой ценностью является его собственная семья и дети. Говорит он о ней, правда, редко и мало, не выставляя свою личную жизнь на всеобщее обозрение. Например, в отличие от американо-европейской традиции, которая все более и более приживается в России, он появляется вместе с женой только на особо торжественных церемониях и на некоторых неофициальных приемах. Здесь можно заметить и определенное влияние мусульманской традиции (и даже древней татарской культуры семьи и брака), и проявление свойственных ему рационализма и личной скромности. Как бы то ни было, очевидно одно это ни в коем случае не пренебрежение. Чтобы убедиться, достаточно понаблюдать за ним в тех редких случаях, когда он все-таки говорит о собственной семье и о ее членах: даже обычно суховатые и сугубо деловые интонации его голоса становятся мягче, теплеют, и перед нами уже не политический и государственный лидер, а заботливый, любящий муж, отец и дед.

Во-вторых, семья представляет для него ценность как социальный институт, как та элементарная основа, как единичная ячейка, на которой базируется всякое общество. Поэтому в укреплении семьи во всех направлениях: материальное благосостояние, правовая защита, духовность, нравственность и т.д., он видит магистральный путь развития цивилизации и культуры. Ценностью в его понимании, таким образом, является не только своя собственная семья, но семья каждого гражданина, каждого конкретного жителя республики, каждая существующая и создаваемая.

Отсюда то внимание, которое он постоянно проявлял и продолжает проявлять к условиям жизни сотен тысяч семей в республике. Многие его начинания и проекты направлены на их улучшение. Вспомним хотя бы все те меры по защите и социальной поддержки малоимущих семей, материнства и детства, которые до недавнего времени реализовывались в Татарстане (часть из них, к сожалению, пришлось свернуть по причине их рассогласования с федеральными законами). Вспомним также программы ликвидации ветхого жилья и газификации сельских населенных пунктов. Обе программы ориентированы на улучшение условий жизни наименее и не очень обеспеченных семей и, тем самым, на их укрепление1).

Таким образом, забота о семье как социальном институте превращается для него в важную часть собственной работы, а две эти ценности, кажущиеся противоположными и даже противоречащими друг другу, оказываются неразрывно связанными. Работа так же, как и семья, становится ценностью в двух ракурсах. С одной стороны, М.Ш. Шаймиев дорожит своей собственной профессиональной деятельностью, которая дает ему возможность реализовать себя. С другой стороны, для него представляет ценность любой профессиональный (и не только профессиональный) труд. Труд и работа в целом являются для него ценностью, так как, будучи не только мыслителем-теоретиком и философом, но и прагматиком, он не может не понимать, что они и только они являются источником реального экономического и нравственного прогресса, в том числе прогресса республики и ее населения. Здесь одна из важных причин того, что нами уже отмечалось: он ценит людей, любящих и умеющих работать, приносить пользу и себе, и своему народу, и республике в целом.

Добро и справедливость в отличие от предыдущей пары ценностей относятся к категории нравственных. Они не «привязаны» к какой-то одной сфере жизнедеятельности человека: ни к работе, ни к семейно-бытовым отношениям, ни к другим, проявляя себя во всех них. От нравственных приоритетов личности зависит то, как она будет строить свое взаимодействие с людьми в каждой из сфер. Иными словами, если один человек, в первую очередь, стремится к личному благу, а другой хочет приносить пользу и делать добро всем, то соответствующим образом они будут вести себя везде и во всем. Как говорится, это — уже надолго.

Любой государственный или политический лидер вызывает негативное отношение к себе хотя бы некоторой части людей (см. Виктор Таланов. Психологический портрет Владимира Путина. С-Пб.: Изд-во «Б & К. », 2000. – 63 с. [120] ). Поэтому нельзя исключать, что не все сочтут названные ценности характерными для Минтимера Шариповича. Однако если быть объективным исследователем, надо иметь в виду следующее: у каждого есть собственное представление и свое мнение о том, что является добром и что можно считать справедливым (точно так же есть и некоторые нормативные представления, устанавливаемые традициями, нравами и культурой), но не для каждого эти ценности являются важными. Некоторые люди, например, вообще не придают никакого значения справедливости.

Для нашего президента она образует основу его представления о нравственности и нормах общественного устройства. Как признавался он сам, в юные годы у него была мечта стать юристом, и эту идею он вынашивал долго и всерьез. Как мы уже говорили выше, ему хотелось судить по совести, чтобы нечестные и жестокие люди боялись нарушать закон, а хорошие люди не страдали; нравилось ему также слушать речи адвокатов на открытых процессах. Это примечательный факт, говорящий о том, что уже в детские годы он ощутил ценность справедливости. Ведь юрист — человек, главная задача которого как раз и заключается в том, чтобы стоять на защите закона, чести и достоинства честных людей.

Детский и юношеский интерес к юриспруденции сохранился в нем надолго. О его умении разбираться в хитросплетениях законов, стремлении активно участвовать в развитии правовых норм, мы говорили выше. Можно обратить также внимание на его комментарии, реплики и вопросы, задаваемые докладчикам, на сессиях Госсовета Татарстана. Они отличаются такой юридической грамотностью, которой позавидовали бы хорошие профессиональные правоведы.

Иногда создается впечатление, что в нем до сих пор живет затаенная мечта об обществе полной справедливости и об идеальном праве, и только рационально, умом, он понимает, что это — утопия, что такое общество оказалось бы нежизнеспособным, так как оно нуждается для своего развития в оптимальном сочетании социальной справедливости с возможностями для личной, в том числе, экономической инициативы. Увы, но такова диалектика общественного развития и такова философия жизни.

Соотношение добра и справедливости как общекультурных ценностей совсем не простое. Люди нуждаются в самореализации и в самовыражении, им свойственно стремление обеспечить своим непосредственным потомкам лучшие условия жизни, а поскольку способности у них разные, то они добиваются разных успехов. Это нарушает справедливость в ее прямолинейном понимании как всеобщего уравнивания, но это же является необходимым условием прогрессивного развития цивилизации.

Так вступают в определенное противоречие между собой добро и справедливость. Абсолютная, всех и все уравнивающая справедливость превращается в антипод добра в его самом широком понимании, так как она ведет к стагнации и регрессу, убивает движущие силы общественного развития. Удивительный парадокс, но жизнь полна ими.

М.Ш. Шаймиев пришел к пониманию относительного характера всякой справедливости. Он знает, что политический руководитель не может положить в основу управления обществом обычные житейские представления о ней. Его миссия намного труднее. Его долг — оставить не только своим собственным потомкам, но и всем последующем поколениям энергично и позитивно развивающееся общество, общество со своим будущим. В этом для него и заключена сущность добра в глобальном смысле.

Это не означает, что каждый момент он думает о вопросах глобального характера. Как у всякого человека, его жизнь полна конкретных ситуаций обычного взаимодействия; ему приходится решать не только государственно-правовые, экономические, межэтнические и социально-политические проблемы общесистемного уровня, но и принимать участие в судьбах отдельных людей. В таких случаях добром иногда оказывается установление справедливости, а иногда — ее нарушение.

Нравственные коллизии, возникающие в связи с пересечением в реальных ситуациях жизни одинаково важных ценностей, общеизвестны. Преодоление их — не всегда простая задача. Напротив, иногда это — мучительно трудно, иногда — просто невозможно. В частности, в приведенных выше примерах с ликвидацией ветхого жилья1) и газификацией сельских населенных пунктов Президент проявляет заботу о множестве семей и людей. Кроме того, сюда же можно включить телефонизацию. Все это — одновременно и добро, и справедливость. Здесь нет внутренней, психологической коллизии. Оказывая же помощь какой-то отдельной семье или человеку в решении их проблемы, он нарушает справедливость, потому что такая же проблема или другая, не менее тяжелая может, существовать не только у них. Но, если кто-то желает упрекнуть его в несправедливости в подобных случаях, нужно подумать о следующем: как бы мы все оценили действия человека, который, зная о чьей-то беде, имея реальную возможность помочь, не станет этого делать?

Решать такого рода ценностные коллизии политическому лидеру или государственному деятелю приходится чаще, чем большинству других людей. Иногда он бывает вынужден ради общего блага пожертвовать интересами отдельных групп людей, партий и движений и, тем самым, вызвать неодобрение, обвинения в несправедливости в свой адрес. Такова диалектика, но в этом — одна из сложностей его положения. Минтимер Шарипович справляется с такой психологической ношей, потому что умеет находить такие решения, в которых максимально учитываются различные нравственные ценности и интересы людей.

Здесь мы напрямую подходим к третьей паре выделенных ранее ценностей: гармонии и развитию. Стремление к гармонии и умение ее творить — яркие, отличительные ценностные черты нашего президента. Нет-нет, его нельзя уподоблять знаменитому персонажу из мультфильма коту Леопольду, постоянно увещевавшему: «Ребята, давайте жить дружно!». Выше уже отмечалось, что для него не проблема проявить жесткость и твердость. Дело тут вот в чем.

Как всякий мудрый политик и умный руководитель с широким кругозором, он ясно представляет, что существуют разные уровни взаимодействия и разного уровня ситуации. Политический лидер несет ответственность за мир и согласие в обществе. Иначе говоря, политический или государственный лидер должен обеспечить социальную гармонию; с его стороны недопустимы резкие шаги, способные дестабилизировать социально-политическую или финансово-экономическую ситуацию. С другой стороны, он должен идти на компромиссы, но не может всегда и во всем совершать уступки. Тем более, он не должен оправдываться за каждый свой шаг, свои действия и свою политическую и государственную деятельность. Особенно в наше неспокойное и переходное время. Президент говорит: «В переходный период нужна решительная, сильная власть» [138]. И, вообще, М.Ш. Шаймиев считает, что «Сильное государство не помеха демократии»1) [113]. В то же время, власть не должна быть беспредельной и безответственной. По этому поводу он отмечает: «Власть должна быть подотчетна обществу» [136]. Есть очень тонкая и в каждых обстоятельствах специфическая грань между компромиссом и уступкой. В истории было немало случаев, когда отдельные политики (которых действительно можно считать мудрейшими философами, дипломатами и политиками) ценой колоссальных потерь сохраняли главное: возможность дальнейшего развития и своего народа, и своего государства.

М.Ш. Шаймиев — человек, консолидирующий общество и сознательно к этому стремящийся, видящий в этом одну из главных своих миссий. На каком-то самом высшем уровне ценностных представлений справедливость, добро и гармония сливаются для него в единое целое. Особенно ярко это проявляется в политике, в частности, в подходах к решению межнациональных проблем1) в Татарстане и в Российской Федерации, но более подробно его политические ценности мы рассмотрим в следующем параграфе.

Гармония является для него ценностью и как внутреннее психологическое состояние собственной души. Существуют некие приемлемые для него пределы, рамки, границы, в которых собственные действия и действия других людей создают в нем ощущение гармонии. К такому состоянию души он отчасти осознанно, отчасти инстинктивно и стремится.

Однако гармония не является для него чем-то застывшим. Это — то, что находится в непрерывном поступательном движении, изменении, развитии. Его активность не позволяет ему удовлетворяться достигнутым. Неугасаемая устремленность вперед проявляется, как и другие фундаментальные его ценности, и в общественной деятельности, и в частной жизни.

В личном плане это проявляется в неустанном стремлении к саморазвитию, динамике, о чем уже немало было сказано на предыдущих страницах. Минтимера Шариповича действительно нельзя представить остановившимся в поиске, потерявшим интерес к жизни, ко всему новому, к модерну, возникающему в мире. Что касается общественно-политической, государственной деятельности, то и тут главной его заботой является социальный и экономический прогресс республики и ее населения. На это направлены практически все его действия как руководителя, как политического деятеля и как хозяйственника.

Например, он постоянно стремится к укреплению традиционных отраслей экономики, к поддержке действующих производств, особенно тех, которые еще в недалеком прошлом являлись гордостью республики (КамАЗ, нефтяная отрасль, бывшие оборонные предприятия и т.д.). Но в не меньшей степени он проявляет заботу о создании новых производств (на основе наукоемких технологий), о расширении экономических возможностей. Предметом его особого интереса были и остаются развитие в Татарстане собственного нефтеперерабатывающего комплекса для производства ГСМ, совершенствование транспортной инфраструктуры (автомобильный мост через Каму, метро в Казани, дорожное строительство, телефонизация населенных пунктов республики и др.).

Объединяя обе ценности в единое целое, можно сказать, что для нашего президента характерна внутренняя тенденция к гармоничному развитию, то есть такому, которое обеспечивает комплексный прогресс на уровне общества в целом, отдельной организации, семьи и каждой личности. Никогда не останавливаться, не стоять на месте и, в то же время, развиваться на базе накопленного ранее опыта, соблюдая преемственность, сохраняя все лучшее из достигнутого, то есть эволюционное (а не революционное, следовательно, гармоничное) развитие и общества, и человека — вот одна из важных сторон жизненного кредо нашего президента.

Компетентность и профессионализм — ценности, в отличие от предыдущих, обращенные в большей степени к личности, как к собственной, так и к другим. Они тесно связаны с теми чертами характера М.Ш. Шаймиева, с его требованиями к другим людям, о которых уже писалось выше. Поэтому, чтобы не повторяться, мы приведем лишь один дополнительный пример.

Легко ли человеку, привыкшему работать и жить в рамках определенной системы экономических, политических и правовых отношений, перестроить свою психологию, систему своих мировоззренческих представлений? Видимо, нет. Чисто психологически, например, очень трудно отказаться от экономических взглядов, основанных на принципах социалистического планового хозяйствования и приспособиться к условиям рыночной экономики. Еще труднее это сделать хозяйственному и политическому руководителю, поскольку он вынужден не просто приспосабливаться. Ему нужно не только научиться жить в новых условиях, но необходимо научиться работать в них.

Минтимер Шарипович проделал колоссальную внутреннюю работу, то есть работу над самим собой, и в течение нескольких лет стал прекрасно разбираться в принципах и законах рыночной экономики. Он хорошо ориентируется в рыночном ценообразовании, в особенностях инвестиционной и кредитной политики в современных условиях и во многом другом. Главная причина того, что ему удалось за короткое время достичь компетентности и профессионализма во всех этих вопросах состоит в том, что он и не может иначе. Таковы его личные ценности, и такова его «Я-концепция».


 

 Политические ценности

 

«Непростое это дело — быть президентом …» [38].

М.Ш. Шаймиев.

Политические ценности человека связаны с общими, жизненными, непосредственно вытекают из них, но имеют свои нюансы, свою специфику, обусловленную особенностями политики как сферы общественной деятельности.

Известный немецкий философ Ф. Ницше писал, что мир вращается вокруг тех, кто создает новые ценности и добивается их принятия массами людей. Наш лидер, будучи человеком, сформированным старой системой, прошел сложный путь от социалистических, командно-административных к рыночным, либерально-демократическим ценностям. Но это, хотя и само по себе уже немало говорит о его личности, далеко не самое главное. Гораздо важнее то, что всеми своими взвешенными и дальновидными действиями он, с одной стороны, обеспечил политическую стабильность и в республике, и в стране, а с другой — способствовать укреплению новых ценностных приоритетов среди широких слоев населения.

На наш взгляд, при нем постепенно завершается смена ценностных приоритетов в большинстве социальных слоев и групп республики: демократические, гуманистические, общечеловеческие принципы и ценности начинают превалировать над прежними — узко классовыми.

Чрезвычайно важно то, что наш лидер оказался в состоянии стать общенациональным символом государства и государственности в Татарстане. В шкале политических ценностей М.Ш. Шаймиева понятие «государственность» на одном из первых мест. «Сильное государство» и «модернизация государства» с сохранением управляемости вот основные составляющие системы его политических взглядов. Такой подход выгодно отличает его от многих других людей, в разное время появлявшихся на небосклоне российской политики и, увы, исчезнувших с нее, так и не оказав заметного влияния на последующее развитие страны.

Как известно, один из главных предметов гордости нашего Президента – национальное согласие в Татарстане. Он с удовлетворением отмечает, что за те годы, чта он находится у власти, удалось «объединить граждан вокруг общих ценностей и обеспечить политическую, национальную и межконфессиональную стабильность» [146]. В данном случае мы хотим обратить внимание читателя не столько на то, что ему этого действительно удалось добиться, сколько на то, что именно это достижение он сам считает важнейшим среди всех остальных. Его удовлетворенность нетрудно понять, если мы вспомним, сколько социальных конфликтов на межэтнической и религиозной почве возникло за последние годы не только на территории бывшего СССР (Нагорный Карабах, Грузия, Молдова (Приднестровье), Фергана, Чечня и др.), но и во всем мире (Ближний Восток, Югославия, Квебек /Канада/ и др.), а Татарстану удалось их избежать1).

Минтимер Шарипович отмечает: «Мы ориентируемся на позитивные ценности. Не на разрыв договоров и соглашений, а на сближение позиций и подходов. В этом у нас полное понимание с Владимиром Владимировичем Путиным. При вхождении в правовое поле Российской Федерации не должны ничего утратить из достигнутого ни наши люди, ни наша республика». При этом он не раз заявлял, что готов всемерно помогать Президенту России в перестройке «вертикали власти», в регулировании возникающих на местах, в регионах конфликтов [35; 58; 139; 142; 155; 151]. Например, в телемосте Москва-Татарстан, состоявшемся в авторской программе С. Доренко, наш президент говорит: «Пришел новый президент, у него есть два ресурса: властный ресурс и ресурс стратегии социально-экономического развития страны, которые он должен привести в действие. В.В. Путин начал с первого, хотя это и не главный ресурс. Это меньший ресурс из тех, что я назвал. Но без этого тоже нельзя, потому что власть это инструмент … Я бы даже сказал так: то, что сейчас предложил В.В. Путин, близко к той структуре государственной власти, которая существует в Татарстане» [116].

Он прекрасно понимает, что наша республика, имея огромный опыт длительного мирного сосуществования различных конфессий и этносов, может стать моделью диалога цивилизаций на стыке веков и тысячелетий. Вот почему в его деятельности, наряду с четко наблюдаемым стремлением к формированию в России единого правого поля, присутствует и четко выраженная ориентация на соблюдение и защиту интересов Татарстана, всего его многонационального народа: «Сейчас республика переходит в общее налогово-финансовое поле Российской Федерации. Мы договорились с Владимиром Владимировичем Путиным, что при этом не должно ухудшиться бюджетное обеспечение населения республики. Поэтому правительство Татарстана внесло в Правительство России проект федеральной программы «Социально-экономическое развитие Республики Татарстан на 2001-2006 гг.». Надеюсь, что она будет принята» [38].

Природа этого интереса вытекает из необходимости укрепления и развития федерализма. Как пишут ученые: «Реальный федерализм позволяет направить энергию субъектов политического процесса в конструктивное русло решения многих проблем и цивилизованного снятия возникающих между ними противоречий» [85, с. 5]. Эти слова отражают и позицию президента республики. Минтимер Шарипович неустанно повторяет, что Татарстан не разрушает федерацию, а, напротив, стремится к ее укреплению. В таких его высказываниях нет никакого лукавства. Он говорит это абсолютно искренне, и недоверие, которое сквозит в репликах отдельных московских политиков и высокопоставленных чиновников, связано лишь с тем, что они сами не до конца понимают сущность федерализма и федеративного устройства России.

В стремительном процессе строительства федеративного государства взгляды Президента претерпевают ломку, он находит в себе моральные и интеллектуальные силы, чтобы в интересах «нации-народа», «государства-державы» отказываться от сложившихся взглядов, стереотипов. Он развивается вместе с развитием страны и общества, чутко реагируя, «пропуская через себя» все происходящее. Его идеи о религиозной и культурной толерантности мусульманской религии, особенно в ее местном, татарстанском пути, подходе («джадидизм» как «евроислам», «российский ислам» и пр.), его философия политики, связанная с подходом к проблемам федеративного устройства Российской Федерации имеют значение для развития всего мирового политического процесса, а его идеи федерализма вносят определенную лепту в философскую науку. Вновь мы здесь видим его способность к саморазвитию, неослабевающую практико-ориентированную любознательность, интерес ко всему новому и инновационному, к модерну, что, по мнению современных психологов, отличает наиболее одаренных людей.

Наш Президент видит дальше многих других – тех, кто упорно защищает групповые, узкопрофессиональные интересы и ценности. М.Ш. Шаймиев всюду приносит с собой дух примирения. Он как философ, мудрец-мыслитель поднимается над межпартийными схватками, ориентируется на общегосударственные цели и, вместо того, чтобы упрямо цепляться за частные, узкие интересы, люди начинают осознавать необходимость более широкого, глобального подхода к решению различных проблем. Он считает интересы всего народа и государства более важными, чем сиюминутные, конъюнктурные соображения и достижения. В сложные времена он проводит пересмотр стратегии, поддерживает стабильность этого процесса, развивает и закрепляет новые подходы. Когда того требует ситуация, он проявляют и жесткость, и властность, способствует преодолению национальной замкнутости и взаимообогащению культур. Реальная жизнь ежедневно подтверждает справедливость его философских идей, прагматических действий и суждений. Постепенно это находит понимание и поддержку среди тех, кто его раньше критиковал, кто был в оппозиции.

Интересно отметить, что В.В. Путин признал в нашем Президенте одного из «отцов-основателей новой цивилизованной России». Более того, Президент России отметил, что Минтимер Шарипович Шаймиев не может не влиять на развитие федеративных отношений, и выразил надежду, что татарстанский лидер и в дальнейшем будет играть позитивную роль в становлении федеративного государства.

Современный этап развития человечества явился важной вехой на пути построения новых моделей культуры и личности. Он выдвинул требование: культурный человек — это личность, владеющая планетарным мышлением. Тенденции и перспективы развития человеческой цивилизации, ее взаимодействия с окружающей природной средой, в том числе становящиеся все более очевидными глобальные угрозы ее существованию показывают, что любой человек теперь должен думать не только о своем собственном будущем, но и о будущем последующих поколений. Сейчас очень возросла ответственность людей за судьбу планеты. В руках современного человека оказались мощные технические средства, воздействующие на экологический комплекс, представляющие опасность для существования жизни на земном шаре. Поэтому важно, в чьих руках будут эти силы. Важнейшим для современности является требование культурного плюрализма, то есть умение превзойти групповой интерес. Такой ориентированностью мышления тем более должны обладать политики — люди, принимающие решения, которые способны оказать огромное влияние на дальнейший ход истории. Именно такое мышление характерно для Минтимера Шариповича.

Он ясно представляет себе, что политик его уровня не может замыкаться не только на своей частной жизни, но и на своей конфессии, национальности, партии; он должен стать человеком всей планеты, всего Земного шара. Безусловно, Президент — живой человек, и он не может знать и уметь все, но он должен владеть фундаментальным диалектическим знанием и глобальным методологическим мышлением, позволяющим быстро ориентироваться в геополитических, военно-промышленных, правовых, финансово–экономических, глобально-экологических, философских и во многих других вопросах; он должен быть готовым к постоянному саморазвитию, самообновлению, к расширению своего сознания, к углублению понимания жизни. Для М.Ш. Шаймиева поиск путей решения фундаментальных проблем человечества (борьба с терроризмом, экологическая проблема, глобализация экономики, духовно-нравственный прогресс человека и пр.) и достижение согласия по таким проблемам как на международном уровне, так и внутри страны, между различными политическими силами, — жизненно важный вопрос.

В то же время, будучи политиком-прагматиком, он не склонен тратить время на обсуждение малореальных, тем более фантастических проектов. Он концентрируется на поисках конкретных решений по конкретным задачам. Такой подход выгодно отличает их от многих других региональных лидеров и федеральных политиков России. Думается, его прагматизм сегодня очень своевременен. Именно политики такого склада, не «витающие в облаках», нужны любой стране в сложные периоды коренной трансформации общества и его экономических основ. История знает примеры того, к каким последствиям приводило отсутствие таких лидеров некоторые страны в XX веке.

С какими еще ценностями он ассоциируется у нас? Закон, безопасность, порядок, с одной стороны, демократия, духовность, терпимость — с другой, — вот понятия, наполненные ценностным содержанием, которые наиболее часто можно слышать в его выступлениях, интервью и в отдельных высказываниях. Они повторяются им раз за разом, превращаясь почти в рефрен, а сама интонация его речи, та искренняя озабоченность, которую мы слышим в ней, не оставляют сомнений: для него — это не лозунги, а внутреннее понимание жизни, власти, своего долга перед республикой и людьми.

Он ратует за порядок, но на основе закона, за безопасность граждан, но не за счет ущемления их демократических прав и свобод. Он никогда не идет по головам людей ради денег и власти. Для него типично органическое неприятие насилия, что, видимо, обусловлено не только рациональным анализом этой проблемы, но и детскими травматическими впечатлениями времен войны и первых послевоенных лет.

Нельзя не отметить также, что Минтимер Шарипович принадлежит к поколению государственных деятелей, твердо приверженных ценностям демократии. Его восточная по происхождению культура тяготеет все же к западным ценностям, западному образу жизни. Благодаря этому, кстати, он сам как личность становится связующим «мостиком» между двумя цивилизациями: восточной (мусульманской) и западной (христианской), и между двумя поколениями: советским и постсоветским.

Граждане Татарстана смогли убедиться, что он является лидером западного образца1), который, помимо других демократических ценностей понимает и ценит роль свободы слова. Президент Татарстана, сказав по этому поводу однажды: «Свобода слова — одна из составляющих свободы личности, свободы человека вообще» [147], часто возвращается к этой мысли и повторяет ее вновь и вновь. Ему нередко приходится сталкиваться с критикой в свой адрес в связи с данной проблемой. Не все его действия в этом направлении встречают единодушную поддержку. Не будем, однако, забывать, что именно отсутствие полного единодушия, возможность выражения несогласия и есть показатель демократии и свободы слова.

Главное состоит в том, что Президент принимает решения в рамках правового поля, в соответствии с существующим законодательством. Он нередко действует как менеджер. Это также проявление широты и гибкости мышления, способности соединить в себе и политика, и менеджера очень высокого уровня. Благодаря такому сочетанию ему и удается строить современное цивилизованное государство, на которое могут положиться все слои населения: и предприниматели, и служащие, и пенсионеры, и дети.

Его можно назвать прирожденным политиком, потому что в самом его характере уже присутствуют основополагающие черты, важные для практической политической деятельности: стремление к примирению и согласию; ровная доброжелательность по отношению и к единомышленнику, и к оппоненту; интеллигентность и уравновешенность; искреннее, лишенное внешней аффектации, проявление внимания к людям; умение, не раздражаясь, делать рутинную, но необходимую работу.

Это лидер, который в любых, даже очень сложных и непредсказуемых ситуациях, старается быть честным. В нем нет коварства, он честен перед собой и перед другими. М.Ш. Шаймиев являет собой символ моральной чистоты и силы. В политике для него неразрывно слиты все зримые и осязаемые формы мира, и связь его с политикой является органической в буквальном смысле, охватывая все формы его существа, его бытия.

Настоящим политическим лидером его делает и другая черта характера — внимание к нуждам и заботам людей, простых граждан. Без преувеличения можно сказать — все, что им делается, делается для блага своего народа. Мы можем быть уверены: не будет оставлен без внимания человек с его страхами и надеждами, не будут обмануты ожидания населения. А в общении с людьми, с аудиторией отчетливо наблюдается его способность чувствовать дыхание массы и улавливать все исходящие от нее флюиды. Сила его речей не во внешнем блеске, а в логике, политическом реализме, доводах разума и, в конечном результате, — в его философии жизни.

М.Ш. Шаймиев проявляет также способность сострадать и переживать горе других как свое собственное. Когда мир «перевернулся» 11 сентября, когда произошла страшная трагедия в США, он проявил удивительную отзывчивость к американцам, способность сострадать им. Такие же отзывчивость и сострадание он проявлял и в связи со многими другими трагическими событиями в разных — далеких и близких — уголках планеты (в Боснии, Герцеговине, Сербии, на Ближнем Востоке, в Афганистане, в Чечне и т.д.).

Шаг за шагом он выстраивает свою деятельность в соответствии с этими ценностными ориентирами и приоритетами. Наш Президент вошел в общественное сознание и надолго останется в нем как знаковая фигура российской политики — крупнейший политический деятель современной России, мыслитель и философ, присутствие которого на политической сцене жизненно необходимо.

Таким образом, решения и действия М.Ш. Шаймиева подчиняются целостной системе ценностных приоритетов. Поэтому его поведение в большинстве политических ситуаций, даже в тех, которые отличаются сильной неопределенностью, чаще всего может прогнозироваться. Это также чрезвычайно важно для сохранения стабильности в обществе, так как позволяет каждому предвидеть наиболее вероятный ход развития событий. Непредсказуемым поведение нашего лидера является только для тех, кто не смог «настроиться» на исповедуемые им общечеловеческие, философские и политические ценности.


 

 СИНЕРГИЗМ ЛИЧНОСТИ

М.Ш. ШАЙМИЕВА

 

«… Сила и мощь России — именно в силе и

самостоятельности регионов. Залог устойчивости

государства — в разнообразии, а не в

выравнивании всех под одну линейку» [137].

 

М.Ш. Шаймиев.

 

Понятие «синергия» вошло в науку сравнительно недавно и имеет сложно передаваемый смысл. Это соединение в единый поток разных направлений развития, достижение их сбалансированности, оптимальное и эффективное сочетание общего и различного, взаимопереход и взаимопревращение различных процессов и явлений. Синергия подразумевает также появление в целостном процессе развития дополнительных эффектов системного порядка. Это — тот случай, когда целое содержит в себе нечто, превышающее сумму его составных частей и элементов.

На уровне личности синергия выражается в ее сложной, чрезвычайно богатой и разнообразной внутренней организации, сочетающейся с целостностью и активностью. У синергичной личности со сложной психологической и мировоззренческой структурой формируется мощное ценностное ядро, благодаря которому она приобретает возможность ориентировать многочисленные направления своей активности, свои разнообразные интересы в единое русло. Ее активность никогда не бывает обусловлена только тем или иным сочетанием текущих потребностей и внешних условий. Напротив, она носит надситуативный характер и отличается сильно выраженной тенденцией к преобразованию действительности.

Однако и это еще не все. У синергичной личности стремление преобразовывать мир удивительно удачно сочетается с глубоким, по-видимому во многом интуитивным, пониманием нужного, правильного, необходимого. Такая личность умеет эффективно использовать все свои способности и развивать их; умеет понимать различия, уважать их, взаимно компенсировать; умеет находить наилучшие решения в сложных ситуациях, требующих учета длительных перспектив, множества разнонаправленных интересов и т.д. Наконец, для синергичной личности характерно чувство своей неразрывной связи со всем миром и природой. Известный американский психолог А. Маслоу называл таких людей самоактуализирующимися личностями.

Именно такой личностью является наш Президент. Благодаря этому он становится центром притяжения. Люди (тоже во многом интуитивно) чувствуют исходящий от него эффект синергии и тянутся к нему. Он — магнит, центральная фигура и, как подобает истинному лидеру, всегда на переднем плане, хотя по натуре своей явно не принадлежит к числу людей, стремящихся быть всегда на виду.

Минтимер Шарипович много времени проводит в поездках по республике. Иногда бывает даже трудно уследить за его перемещениями. Сегодня он встречается с людьми в одном городе или районе; завтра выступает на совещании в другом; нередко в один и тот же день посещает несколько населенных пунктов. Складывается ощущение, что он одновременно находится всюду (в Татарстане, наверно, уже не осталось города или сельского района, в которых он не был хотя бы однажды). Где бы он ни появился, его сразу окружают люди, начинают задавать вопросы. И они видят, с каким знанием и пониманием дела он общается с ними. А он, в свою очередь, хорошо знает, что люди интересуются, прежде всего, местными проблемами, хотят знать, понимать, по возможности гордиться тем, что происходит в их городе, районе, селе.

Точно также он оказывается в плотном кольце региональных или федеральных политических лидеров, когда появляется в Москве. К нему подходят, его мнением интересуются самые известные политические обозреватели, его поддержкой стремятся заручиться различные группы, партии и движения. Его высказывания тут же попадают в самые популярные новостные программы радио и телевидения, на первые страницы крупнейших газет и журналов.

Синергизм личности М.Ш. Шаймиева позволяет ему мгновенно и легко схватывать новое до того, как оно признается всеми. Удивительно быстро он улавливает все передовое, прогрессивное и старается тут же использовать это в своей практической деятельности. Но также быстро, каким-то врожденным чутьем (об этом мы уже приводили высказывание С. Доренко [116]), он улавливает опасное, несущее в себе угрозу разрушения и начинает предпринимать реальные шаги для того, чтобы обуздать негативные процессы. В нем есть своеобразный политический инстинкт, интуиция, а может быть даже философия политика, позволяющие иногда сразу, без длительного анализа и обдумывания, определять и хорошее, и плохое, и полезное, и негативное.

Для него характерна также, интересная и не часто встречающаяся способность настоящего философа целостно воспринимать время и жизнь, с одной стороны, в единстве настоящего, прошлого и будущего, с другой стороны — в их непрерывной смене. Такое ощущение, что он с огромным любопытством, переходящим иногда в удовлетворение, а иногда в тревогу и беспокойство, наблюдает за происходящим. В последнее время для него вообще характерны рассуждения о быстро меняющемся мире. «Насколько изменился мир» [47] — часто повторяемая им фраза1) и, повторяя ее, он имеет в виду и все то, что произошло за последние 10-12 лет в России, и то, что происходило в Восточной Европе, в других регионах Земли, и то, что случилось буквально в течение последнего года, в частности в США.

В его размышлениях сквозит глубокая озабоченность общемировыми политическими тенденциями. Ему хочется, чтобы разные политические силы во всем мире, разные страны и народы сели за стол переговоров, нашли компромиссные (хотя бы временные) пути решения целого ряда проблем, создающих угрозу всему человечеству. Со своей стороны, он всегда ориентируется на достижение определенности, конкретности, понимая, что в ней нуждаются тысячи и миллионы людей не только в Татарстане, но и во всем мире. Его целостная, синергичная натура стремится к тому, чтобы этой синергией наполнился весь мир.

Его деятельность показатель равновесия мужества и осмотрительности, а умение поддерживать такое равновесие служит важнейшим показателем личностной и социальной зрелости человека. Проявляя самообладание, как он сам говорит, «мужественно сдерживая себя» [53], наш лидер, своими поступками и делами поднимается выше над стандартом требований политической ситуации и, в какой-то степени, даже политического времени.

В связи с этим мы выскажем мнение, с которым, возможно, не все согласятся, но нам кажется, что оно соответствует действительности. Мы считаем, что у Минтимера Шариповича Шаймиева есть собственная концепция долгосрочного социально-политического и экономического развития Татарстана и России, включающая в себя принципы построения отношений между республикой и федеральным центром. И у него есть огромное желание увидеть свою концепцию реализованной, воплощенной в реальную жизнь. А главным разочарованием его жизни является понимание того, что он не сможет этого увидеть в полной мере. Не сможет, потому что далеко не все зависит от него.

Политика — искусство возможного. Он сам иногда произносит эту известную фразу [79]. Наш Президент «выжимает» максимум возможного для народа республики из каждой политической и экономической ситуации, и его искренне огорчает, что он не может большего. В душе его — у нас на этот счет нет никаких сомнений — живет постоянная надежда на то, что будущее развитие событий покажет его правоту [38; 138; 139; 143; 151]. Он верит: будущие поколения политиков рано или поздно придут к принятию тех методологических подходов и принципов, тех философских истин, о необходимости которых он говорит сейчас.

Синергизм личности М.Ш. Шаймиева находит проявление и в синергизме его деятельности. Активность, работоспособность и трудолюбие, ответственность, профессионализм и компетентность, прагматизм, ориентированность на конкретный результат и умение видеть дальние перспективы — все эти черты, свойства и способности сливаются в ней в единый поток. Взаимно обогащая и поддерживая друг друга, они создают тот самый дополнительный эффект, о котором мы говорили выше. Эффект этот заключается в непрерывных импульсах энергии и политической воли.

К сожалению, годы стремительно идут и «Ее Величество природа» пытается брать свое. Но Минтимер Шарипович настолько полон энергии и активности, что, когда смотришь на него, о годах вспоминается в последнюю очередь. Это — тоже одно из проявлений эффекта синергии. Упоминавшийся уже А.Х. Маслоу1) отмечал удивительную способность самоактуализирующихся, синергичных людей сохранять бодрость духа, активность, любовь к жизни и стремление к самосовершенствованию в любом возрасте.

Наш Президент является связующим и преобразующим звеном, между прошлым и будущим республики, ее многонационального народа. Его постоянное самообновление способно помочь Татарстану плавно преодолеть весь сложный период экономических и социально-политических преобразований, благотворно отразиться на грядущем его развитии.

И резюмируя все вышесказанное, мы можем заключить, что объективно обусловленное и исторически закономерное стремление татарского народа к самостоятельности совпало с психологическими особенностями его политического лидера.


 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Любая личность бесконечна, как бесконечен мир, в котором она живет, и мало кто без лукавства может похвастаться тем, что ему удалось до конца понять другого человека. Поэтому авторы, как уже говорилось в предисловии, не претендуют на полноту и законченность психологического портрета Президента Татарстана М.Ш. Шаймиева1).

Например, мы старались не затрагивать тем личного характера, связанных с отношениями и общением с близкими людьми, в узком кругу, оставив их другим авторам и журналистам. Возможно, это оттолкнет от книги читателей, падких на любопытные факты из чужой частной жизни, но мы ориентируемся на серьезного читателя.

Не получили в книге полного освещения и взгляды М.Ш. Шаймиева по ряду важных политических, экономических и социокультурных проблем. Этому тоже есть достаточно простое объяснение. Мы старались представить не политический, а социально-психологический портрет, а это разные вещи. Первый представляет собой описание политических взглядов и поступков, но не предполагает анализа их психологических и социально-психологических корней. Второй же, напротив, обращается к политическим убеждениям и решениям лишь как к иллюстративному материалу, подтверждающему истинность суждений о психологических свойствах личности.

В идеале получить полное представление о личности политика можно, синтезируя биографические сведения о нем, его философские, социально-экономические и политические воззрения, психологические и социально-психологические характеристики его личности. Последние, кстати, выполняют роль связующего звена. Через них биография, то есть жизнь в ее реальном протекании и переживании отражается на идеалах, убеждениях и взглядах человека. Именно поэтому мы сочли необходимым обратить внимание читателя на черты характера и личностные ценности нашего Президента. Это поможет лучше понять его политическую деятельность, принимаемые им решения и программы. Это станет также хорошей базой для подготовки в дальнейшем более фундаментальных и полных исследований личности и феномена Президента Татарстана М.Ш. Шаймиева.

Авторы будут благодарны всем читателям, которые найдут возможность откликнуться на эту книгу и, со своей стороны, обещают принять к сведению все критические замечания и пожелания по поводу ее улучшения.

С книгой в электронном варианте можно ознакомиться в Internet по адресу:

www. mingazoff. narod. ru.

Для корреспонденций: E-mail: mingazoff @ land. ru.

 

Казань

Май, 2002

 

 

 

 

 


 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

Приложение 1

 

КРАТКИЙ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКИЙ

СЛОВАРЬ  1)

 

Авторитарность – социально-психологическая характерис-тика личности, отражающая ее стремление максимально подчинить своему влиянию партнеров по взаимодействию и общению.

Авторитет – влияние индивида, основанное на занимаемом им положении, должности, статусе.

Агрессия – целенаправленное деструктивное поведение, противоречащее нормам и правилам сосуществования людей в обществе.

Адаптация – приспособление строения и функций организма, его органов и клеток к условиям среды.

Адаптация социальная – постоянный процесс (и результат) активного приспособления индивида к условиям социальной среды.

Активность – деятельное состояние живых организмов как условие их существования в мире.

Активность личности – форма проявления активности, детерминированная образом себя как причины событий, которые могли или должны были бы состояться в мире.

Активность надситуативная – способность субъекта подниматься над уровнем требований ситуации, ставить цели, избыточные с точки зрения исходной задачи.

Апатия – состояние, характеризующееся эмоциональной пассивностью, безразличием, равнодушием к событиям окружающей среды.

Асимметрия функциональная головного мозга – характеристика распределения психических функций между левым и правым полушариями мозга.

Бессознательное – понятие, используемое рядом психологических концепций для обозначения  мотиваций личности, не проходящих через ее сознание.

Вербальный – психологический термин для обозначения форм знакового материала, а также процессов оперирования с этим материалом.

Вероятностное прогнозирование – предвосхищение будущего, основанное на вероятностной структуре прошлого опыта и информации о наличной ситуации.

Волюнтаризм – направление философской мысли, преувеличивающее значимость волевых начал в деятельности людей, предполагающее возможность строить и перестраивать общественные процессы в соответствии с наиболее привлекательными проектами.

Восприятие межличностное – восприятие, понимание и оценка человека человеком.

Группа референтная – условная или реальная социальная общность, с которой индивид соотносит себя как с эталоном и на нормы, мнения, ценности и оценки которой он ориентируется в своем поведении и в самооценке.

Гуманизм – в широком философском смысле концепция человеческого бытия и основанная на ней система мировоззрения.

Детерминизм – закономерная зависимость психических явлений от порождающих их факторов.

Децентрация – механизм преодоления эгоцентризма личности, заключающийся в изменении точки зрения, позиции субъекта в результате столкновения и интеграции ее с позициями, отличными от собственной.

Достижения мотивация – одна из разновидностей мотивации деятельности, связанная с потребностью индивида добиваться успехов и избегать неудач.

Духовность – высший уровень развития и саморегуляции зрелой личности, на котором основными мотивационно-смысловыми регуляторами ее жизнедеятельности становятся высшие человеческие ценности.

Естественная установка – понятие феноменологии, обозначающее свойственное обычным людям в их реальной жизни «натуральное» отношение к миру.

Задатки – врожденные анатомо-физиологические особенности нервной системы и мозга, составляющие природную основу развития способностей.

Защита психологическая – система регуляторных механизмов, служащих устранению негативных, травмирующих личность переживаний.

Идентификация – уподобление себя значимому другому как образцу на основании эмоциональной связи с ним.

Иллюзия восприятия – неадекватное отражение воспринимаемого предмета и его свойств.

Имидж – стереотипизированный образ конкретного объекта, существующий в массовом сознании.

Интеллект – относительно устойчивая структура умственных способностей индивида.

Коммуникация – смысловой аспект социального взаимодействия.

Коммуникация массовая – систематическое распространение (с помощью технических средств) специально подготовленных сообщений среди численно больших, анонимных, рассредоточенных аудиторий.

Конфликт продуктивный (конструктивный) – конфликт, позитивно влияющий на структуру, динамику и результативность социально-психологических процессов и служащий источником самоусовершенствования и саморазвития личности.

Конформность – податливость человека реальному или воображаемому давлению группы, проявляющаяся в изменении его поведения и установок в соответствии с первоначально не разделявшейся им позицией большинства.

Креативность – уровень одаренности, способности к творчеству, составляющий относительно устойчивую характеристику личности.\

Культура мышления – совокупность формально-логических, языковых, содержательно-методологических и этнических требований и норм, предъявляемых к интеллектуальной деятельности человека.

Лидер – член группы, за которым она признает право принимать ответственные решения в значимых для нее ситуациях.

Лидерство – отношения доминирования и подчинения, влияния и следования в системе межличностных отношений в группе.

Лонгитюдное исследование – длительное и систематическое изучение одних и тех же испытуемых, позволяющее определять диапазон возрастной и индивидуальной изменчивости фаз жизненного цикла человека.

Межличностные отношения – субъективно переживаемые взаимосвязи между людьми, объективно проявляющиеся в характере и способах взаимных влияний.

Межэтнические отношения – субъективно переживаемые отношения между людьми разных национальностей, этническими общностями.

Методы исследования личности – совокупность способов и приемов изучения психологических проявлений личности человека.

Методы психогенетики – методы, позволяющие определить влияние наследственных факторов и среды на формирование тех или иных психических особенностей человека.

Мотив – побуждение к деятельности, связанное с удовлетворением потребностей субъекта.

Мышление – процесс познавательной деятельности индивида, характеризующийся обобщенным и опосредствованным отражением действительности.

Мышление творческое – характеризуется созданием субъективно нового продукта и новообразованиями в самой познавательной деятельности по его созданию.

Надсознательное – не поддающийся индивидуальному сознательно-волевому контролю уровень психической активности личности при решении творческих задач.

Направленность личности – совокупность устойчивых мотивов, ориентирующих деятельность личности и относительно независимых от наличных ситуаций.

Напряженность психическая – психическое состояние, обусловленное предвосхищением неблагоприятного для субъекта развития событий.

Настроение общественное – преобладающее состояние чувств и умов тех или иных социальных групп в течение определенного времени.

Неврозы – группа наиболее распространенных нервно-психических расстройств, психогенных по своей природе, в основе которых лежит непродуктивно и нерационально разрешаемое противоречие между личностью и значимыми для нее сторонами действительности.

Невротизм – состояние, характеризующееся эмоциональной неустойчивостью, тревогой, низким самоуважением, вегетативным расстройством.

Негативизм – немотивированное поведение субъекта, проявляющееся в действиях, намеренно противоположных требованиям и ожиданиям других индивидов или социальных групп.

Нонконформизм – стремление во что бы то ни стало перечить мнению большинства и поступать противоположным образом, не считаясь ни с чем.

Общая психология – теоретические и экспериментальные исследования, выявляющие наиболее общие психологические закономерности и метод в психологии, ее основные понятия.

Общественное мнение – выраженное в форме определенных суждений, идей и представлений отношение социальных групп к явлениям или проблемам социальной жизни, затрагивающим общие интересы.

Оппонентный круг – круг значимых других, полемика с которыми регулирует деятельность субъекта творчества.

Ориентировочная деятельность – совокупность действий субъекта, направленных на активную ориентировку в ситуации, ее исследование и планирование поведения.

Отбор психологический – принятие решения о пригодности кандидатов к учебной (профессиональной) деятельности с учетом результатов психологических и психофизиологических испытаний.

Отношение – в самом общем виде – фиксированное по какому-либо признаку взаиморасположение субъектов, объектов и их свойств.

Отраженная субъективность – идеальная представленность и продолженность одного человека в другом, инобытие кого-либо в ком-либо.

Ощущение – отражение свойств предметов объективного мира, возникающее при их непосредственном воздействии на рецепторы.

Парадигма – система основных научных достижений, по образцу которых организуется исследовательская практика ученых в данной области знаний (дисциплине) в определенный исторический период.

Парадокс – мнение, суждение, умозаключение, резко расходящееся с общепринятым, противоречащее «здравому смыслу».

Персонализм – направление, считающее предметом психологии личность как особую первичную реальность.

Пилотажное исследование – пробно-поисковый тип исследования, которое проводится до основного и является его упрощенной формой.

Плюрализм – проявление в деятельности и общении широкого спектра мнений, ориентаций, многовариантности оценок, высказываемых индивидами относительно значимых для них ситуаций.

Поведение агрессивное – специфическая форма действий человека, характеризующихся демонстрацией превосходства в силе или применением силы по отношению к другому человеку или группе лиц, которым субъект стремится причинить ущерб.

Подсознание – собирательное понятие, которым обозначают различные неосознаваемые системы психики или их совокупность.

Политическая психология – область психологии, изучающая психологические компоненты в политической жизни общества.

Политическое сознание – социально-политические феномены, связанные с отношением человека к общественным институтам (к власти).

Правосознание – сфера общественного или индивидуального сознания, отношение к праву и правоприменительной деятельности.

Престиж – мера признания обществом заслуг индивида.

Принятие решения – акт формирования последовательности действий, ведущих к достижению цели на основе преобразования исходной информации в ситуации неопределенности.

Протекционизм – корыстное покровительство, оказываемое кому-либо лицом или группой лиц, обладающих властью.

Психика (от греческого слова psychikos – душевный) 1) совокупность душевных процессов и явлений (ощущения, восприятия, эмоции, память и пр.); 2) специфический аспект жизнедеятельности человека и высших животных в их взаимодействии с окружающей средой.

Психодиагностика – область психологической науки, разрабатывающая методы выявления и измерения индивидуально-психологических особенностей личности.

Психоз – глубокое расстройство психики, проявляющееся в нарушении отражения реального мира, возможности его познания, изменении поведения и отношения к окружающему.

Развитие личности – процесс закономерного изменения личности как системного качества индивида в результате его социализации.

Рассудок и разум – два типа работы логического мышления, внутренне связанные, как компоненты целостного процесса познания.

Рейтинг – термин, обозначающий субъективную оценку какого-либо явления по заданной шкале.

Референтность – отношение значимости, связывающее субъекта с другим человеком или группой лиц.

Ригидность (от лат. rigidus - жесткий, твердый) – затрудненность (вплоть до полной неспособности) в изменении намеченной субъектом программы деятельности в условиях, объективно требующих ее перестройки.

Риск - ситуативная характеристика деятельности, состоящая в неопределенности ее исхода и возможных неблагоприятных последствиях в случае неуспеха.

Самоактуализация – стремление человека к возможно более полному выявлению и развитию своих личностных возможностей.

Самовнушение (аутосуггестия) – процесс внушения, адресованный самому себе, при котором субъект и объект внушающего воздействия совпадают.

Самовоспитание – сознательная деятельность, направленная на возможно более полную реализацию человеком себя как личности.

Самоконтроль – осознание и оценка субъектом собственных действий, психических процессов и состояний.

Самообладание – способность человека осуществлять деятельность в дезорганизующих ее ситуациях, вляющих на эмоциональную сферу.

Самоотчет – отчет человека перед самим собой в выполненных действиях, поступка, деяниях.

Самооценка – оценка личностью самой себя, своих возможностей, качеств и места среди других людей.

Саморегуляция – целесообразное функционирование живых систем разных уровней организации и сложности.

Сверх–Я (супер-эго) – один из компонентов структуры личности в теории З. Фрейда.

Сенсомоторный психосинтез – управление состояниями сознания субъекта в процессе особого суггестивного диалога.

Симпатия – устойчивое одобрительное эмоциональное отношение человека к другим людям и явлениям.

Синдром – определенное сочетание признаков (симптомов) какого-либо явления, объединенных единым механизмом возникновения и развития.

Ситуация – система внешних по отношению к субъекту условий, побуждающих и опосредствующих его активность.

Совместимость межличностная – взаимное принятие партнеров по общению и совместной деятельности.

Совместная деятельность – организованная система активности взаимодействующих индивидов, направленная на целесообразное производство объектов материальной и духовной культуры.

Сознание – высший уровень психического отражения и саморегуляции, присущий только человеку как общественно-историческому существу.

Сопереживание – уподобление эмоционального состояния субъекта состоянию другой личности.

Социализация – процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности.

Способности – индивидуально-психологические особенности личности, являющиеся условием успешного выполнения той или иной продуктивной деятельности.

Статус социальный – объективное место индивида или группы в социальной системе в соответствии с их характеристиками.

Стиль лидерства (стиль руководства) – типичная для лидера (руководителя) система приемов воздействия на ведомых (подчиненных).

Стимул – воздействие, обуславливающее динамику психических состояний индивида и относящееся к ней как причина к следствию.

Страсть – сильное, стойкое, всеохватывающее чувство, доминирующее над другими побуждениями человека и приводящее к сосредоточению на предмете страсти всех его устремлений и сил.

Стремление – первичное побуждение, чувственное переживание потребности, тяготение к объекту.

Стресс – сильное неблагоприятное, отрицательно влияющее на организм воздействие.

Талант – высокий уровень развития способностей, прежде всего специальных.

Творчество – деятельность, результатом которой является создание новых материальных и духовных ценностей.

Темперамент – характеристика индивида со стороны его динамических особенностей.

Толерантность (в широком смысле – мобильность, коммуникативность, гибкость; способность к адаптации и т.д.) – отсутствие или ослабление реагирования на какой-либо неблагоприятный фактор в результате снижения чувствительности к его воздействию.

Традиция – исторически сложившиеся и передаваемые из поколения в поколение знания, формы деятельности и поведения.

Транс – расстройство сознания, проявляющееся автоматическим выполнением сложных актов поведения на протяжении определенного времени, без осознания окружающей ситуации и целей своих поступков.

Тревога – отрицательное эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности и проявляющееся в ожидании неблагополучного развития событий.

Тревожность – склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующаяся низким порогом возникновения реакции тревоги.

Убеждение – способ вербального влияния, который включает в себя систему доводов, выстроенных по законам формальной логики и обосновывающих выдвигаемый индивидом тезис.

Умозаключение – одна из логических форм мышления, характеризующаяся выводом на основе правил логики заключения или следствия из нескольких суждений.

Фактор риска – психогенный фактор измененных условий существования, характеризующихся наличием угрозы для жизни.

Характер – подструктура личности, образуемая индивидуально-своеобразным комплексом устойчивых личностных особенностей.

Харизма – наделение личности свойствами, вызывающими преклонение перед ней и безоговорочную веру в ее возможности.

Цель – осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлено действие человека.

Ценностные ориентации – отражение в сознании человека ценностей, признаваемых им в качестве стратегических жизненных целей и общих мировоззренческих ориентиров.

Ценность – любой «объект», имеющий жизненно важное значение для субъекта.

Эго (от лат. ego - Я) – один из компонентов структуры личности в теории З. Фрейда.

Экспрессивный – выразительный, способный отразить эмоциональное состояние.

Эмоции – особый класс психических явлений, проявляющийся в форме непосредственного, пристрастного переживания субъектом жизненного смысла этих явлений, предметов и ситуаций.

Эмпатия (от греч. empatheia - сопереживание) – постижение эмоционального состояния, проникновение-чувствование в переживания другого человека.

Этнические установки – готовность личности воспринимать те или иные явления национальной жизни и межэтнических отношений и в соответствии с этим восприятием действовать определенным образом в конкретной ситуации.

Этнический конфликт – форма межгруппового конфликта, когда группы с противоречивыми интересами поляризуются по этническому признаку.

Этология (от греч. ethosпривычка, характер, нрав, манера вести себя и logosучение) – научная дисциплина, изучающая поведение животных с общебиологических позиций и исследующая четыре его основных аспекта.

Я-идеал – термин, используемый в психоанализе в качестве синонима Сверх-Я.

Я-концепция – относительно устойчивая, в большей или меньшей степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе.


 

Приложение 2

 

ДЕКЛАРАЦИЯ

 

о государственном суверенитете Татарской Советской Социалистической Республики

 

Верховный Совет Татарской Автономной Советской Социалистической Республики,

— сознавая историческую ответственность за судьбу многонационального народа республики;

— свидетельствуя уважение к суверенным правам всех народов, населяющих Российскую Федерацию и Союз Советских Социалистических Республик;

— отмечая несоответствие статуса автономной республики интересам дальнейшего политического, экономического, социального и духовного развития ее многонационального народа;

— реализуя неотъемлемое право татарской нации, всего народа республики на самоопределение;

— стремясь создать демократическое правовое государство,

1. Провозглашает государственный суверенитет Татарии и преобразует ее в Татарскую Советскую Социалистическую Республику Республику Татарстан.

2. Земля, ее недра, природные богатства и другие ресурсы на территории Татарской ССР являются исключительной собственностью ее народа.

3. Татарская ССР гарантирует всем проживающим на ее территории гражданам независимо от их национальности, социального происхождения, вероисповедания, политических убеждений, других различий равные права и свободы человека. В Татарской ССР гарантируется равноправное функционирование татарского и русского языков в качестве государственных, сохранение и развитие языков других национальностей.

4. Впредь в качестве официального наименования государства в Конституции, других правовых нормативных актах, в государственной жизни употреблять «Татарская Советская Социалистическая Республика» («Татарская ССР», либо «Республика Татарстан»).

Высший орган государственной власти республики именовать «Верховный Совет Татарской Советской Социалистической Республики», а принимаемые им акты — актами Верховного Совета Татарской Советской Социалистической Республики.

5. Настоящая Декларация является основой для разработки Конституции Татарской ССР, развития законодательства Татарской ССР, участия Татарской ССР в подготовке и заключении Союзного договора, договоров с РСФСР и другими республиками, вынесения наиболее важных вопросов государственного строительства Татарской ССР и ее отношений с Союзом ССР, РСФСР и другими республиками на обсуждение ее народа.

Конституция и законы Татарской ССР обладают верховенством на всей территории Татарской ССР.

6. До принятия новой Конституции Татарской ССР, других законов и нормативных актов Татарской ССР на территории Татарской ССР продолжают действовать законы и подзаконные акты Татарской ССР, РСФСР и Союза ССР, не противоречащие Декларации о государственном суверенитете Татарской ССР.

Настоящая Декларация вступает в силу с момента ее принятия.

 

Председатель Верховного Совета Татарской Советской Социалистической Республики

М.Ш. ШАЙМИЕВ

г. Казань, 30 августа 1990 года.


Приложение 3

 

Сведения о численности семей,

получивших квартиры в ходе реализации программы

ликвидации ветхого жилья

 

 

Всего по

республике

В т.ч. по

Казани

Запланировано

Ввести в строй

(до 2004 г.)

48 699

31 907

Введено в строй

с начала

реализации

программы

31 155

22 680

Введено в 2000 г.

7 398

5 347

Введено в 2001 г.

6 109

4000

 

 


 

Библиография

(в алфавитном порядке)

 

1. Абашкин и др. Политиками не рождаются: как стать и остаться эффективным политическим лидером. Психологическое пособие для политиков. – М.: Изд-во «Антиква», 1993; В 2-х томах.

 

2. Абдуль-Малик аль-Касем. На пороге будущего. – Днепропетровск: Издательство «Аль-Мустакбаль», 1999. – 244 с.

 

3. Адлер А. Практика и теория индивидуальной психологии. – М.: Изд-во «Прагма», 1993.

 

4. Алексеев А., Громова Л. Поймите меня правильно. – СПб., Изд-во «Экономика», 1993.

 

5. Алексеев А., Громова Л. Психогеометрия для менеджеров. – Л., Изд-во «Знание», 1991.

 

6. Амирханов Р.М. Татарская социально-философская мысль Средневековья (XIII- середина XVI вв.). — Казань: Таткнигоиздат, 1993: Кн.1. – 124 с.; Кн. 2. – 111 с.

 

7. Атватер И. Я вас слушаю. – М., 1985.

 

8. Аугустинавичюте А. Соционика: Введение/Сост. Л. Филиппов. – ООО «Фирма «Издательство АСТ». - СПб.: Изд-во «Terra Fantastica», 1998.

 

9. Аугустинавичюте А. Соционика: Психотипы. Тесты/Сост. Л.Филиппов. – ООО «Фирма «Издательство АСТ». - С-Пб.: Изд-во «Terra Fantastica», 1998.

 

10. Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана//Сочинения. – М., 1963. – Т.2. – Часть 1.

 

11. Безменова Н.А. Речевое воздействие как риторическая проблема/Новое в жизни, науке, технике; Сер. «Лекторское мастерство». 1990. № 4. - М.: Изд-во «Знание», 1990.

 

12. Безруких М.М. Я и другие Я, или Правила поведения для всех. - М.: Политиздат, 1991. – 317 с.

 

13. Белая книга Татарстана. Путь к суверенитету: Сб. офиц. док. (1990-1995 гг.)/Отв. Ред. Р. Хакимов. – Казань: «Идел-Пресс», 1996. – 101 с.

 

14. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – Л.: Лениздат, 1992.

 

15. Берн Э. Трансакционный анализ и психотерапия. – СПб.: Изд-во «Братство», 1992.

 

16. Большой энциклопедический словарь/Гл. ред. А.М. Прохоров. – 2-е изд., пер. и доп. – М.: Науч. изд-во «Большая Российская энциклопедия»; СПб: «Норинт», 1997. – 1456 с.: илл.

 

17. Бурлацкий Ф. Хрущев. Штрихи к политическому портрету//Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии.- М.: Политиздат, 1989.

 

18. Бухараев Р.P. Президент Минтимер Шаймиев и «модель Татарстана». Очерк политического творчества. – СПб.: Русско-Балтийский инфор. Центр «Блиц», 2000. – 319 с.

 

19. Бэндлер Р. Гриндер Дж., Сатир В. Семейная терапия. – Воронеж: Изд-во «Модек», 1993.

 

20. Ваславик П. Как стать несчастным без посторонней помощи. – М.: Изд-во «Прогресс», 1993.

 

21. Вейл П. Искусство менеджмента. – М.: Изд-во «Новости», 1993.

 

22. Виноградов З. «Шаймиев М.Ш.: Самый короткий путь в рай — через образование и терпимость»//Независимая газета, 27 февраля 2001 г.

 

23. Винокур Т. Говорящий и слушащий. – М.: Изд-во «Наука», 1993.

 

24. Власова Н. … И проснешься боссом. – Новосибирск, 1993.

 

25. Выбор Татарстана (Выборы Президента Республики Татарстан в зеркале российской прессы /август 2000 – апрель 2001/). - Казань: Изд-во «Идел-Пресс», 2001. - 496 с.

 

26. Гайфуллин В.Г., Мингазов Р.Х. Воспитание на основе религиозных канонов/Тез. н-практ.конф. «Психолого-педагогические основы духовно-нравственного воспитания личности в системе образования». Минобразования РТ, Поволж. Отд. РАО, 29-31 октября, 2001.

 

27. Гайфуллин В.Г., Мингазов Р.Х. Естественнонаучные и гуманитарные знания татар, возникшие с принятием ислама//Ученые записки. Казань, ТГГИ. - № 9. – 2001. – С. 86-93.

 

28. Гарбузов В. Практическая психотерапия. – СПб.: Изд-во «Сфера», 1992.

 

29. Гиппиус С.В. Гимнастика чувств. Тренинг творческой психотехники (Учебно-методическое пособие к урокам актерского мастерства). – М.-Л., 1967.

 

30. Государств. централ. арх. Татарстана (ГЦАТ).- Ф.199.-О.1.-Д. 906 – С.

 

31. Гриндер Дж., Бэндлер Р. Из лягушек в принцы. – Воронеж: Изд-во «Модэк», 1993.

 

32. Гринсон Р. Практика и техника психоанализа. – Новочеркасск: Изд-во «Сагуна», 1994.

 

33. Гуленко В.В. Менеджмент слаженной команды. – Новосибирск: Издательство «РИПЭЛ», 1995.

 

34. Дубов И.Г., Пантелеева С.Р. Восприятие политического лидера//Психологический журнал, 1992, т. 13, № 6. – С.25-34.

 

35. Дурницына И. Шаймиев М.Ш.: «Усиление государственной власти невозможно без реформ» (Пресс-конференция для журналистов)//Татар-информ, 18 мая 2000 г.

 

36. Дэна Д. Преодоление разногласий. — СПб.: Изд-во «Палантир», 1994.

 

37. Егорова Е. Психологические методики исследования личности политических лидеров. – М.: Изд-во «Искан», 1991.

 

38. Железные аргументы Минтимера Шаймиева//Российская газета, № 166, 26 августа 2000 г.

 

39. Жуков Ю.М. Эффективность делового общения. – М., 1988.

 

40. Жуков Ю.М., Петровская Л.А., Растянников П.В. Диагностика компетентности в общении. - М.: Изд-во МГУ, 1993.

 

41. Иванов В. Без – бер оя балалары//Ватаным татарстан, 22 мая, 2002 г., № 100-101 (24189-24190). – С. 3.

 

42. Интервью Минтимера Шариповича Шаймиева: «Поправляя бровь, не выколи глаз»//Коммерсант-ВЛАСТЬ. - № 07, 20 февраля 2001 г.

 

43. Интервью М.Ш. Шаймиева телепрограмме «Вести недели» (РТР) 28 апреля 2002 г.

 

44. Интервью Президента РТ М.Ш. Шаймиева журналу «Computerworld-Казань». - № 29, август 2000 г.

 

45. Как победить на выборах. – М.: «Индем», 1991.

 

46. Калашникова М. М.Ш. Шаймиев: «Меня абсолютно не прельщает власть»//Независимая газета, № 23 (2333), 9 февраля, 2001.

 

47. Калашникова М. Региональные вожди возвращаются//Независимая газета, 28 ноября, 2001.

 

48. Карамзин Н.М. История государства Российского: В 6-ти книгах. – М.: «Книжный сад», 1993.

 

49. Карвасарский Б. Психотерапия. - М.,1985.

 

50. Карнеги Д. Как завоевать друзей и оказывать влияние на людей. Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично. - М.: Изд-во «Прогресс», 1983.

 

51. Киппер Д. Клинические ролевые игры и психодрама. - М.: Изд-во «Класс», 1993.

 

52. Киямов И.К. Ценностные детерминанты атрибуции в неопределенных ситуациях межличностных взаимодействий. - Диссертация кандидата психологических наук. – Казань: НИИ ИСПО РАО, 2000. – 197 с.

 

53. Киямов И.К. Человек, которому доверяют//Звезда Поволжья. - № 1 . – 2002. – С. 1.

 

54. Кондрашенко В., Донской Д. Общая психотерапия. - Минск, 1993.

 

55. Конституция Республики Татарстан (Принята на 12 сессии 12-го созыва ВС РТ 6 ноября 1992 г.). – Казань: Татарское книжное издательство, 1993. –47 с.

 

56. Конституция Республики Татарстан. – Казань: Татарское книжное издательство, 1995. – 96 с.

 

57. Конституция РФ. – М.: Изд-во «Юрайт», 2000. – 48 с.

 

58. Концепция Минтимера Шаймиева — второй этап реформы федеральных отношений//«Татар-информ», Аяз Хасанов, 27 декабря 2000 г.

 

59. Котляревский Ю., Шанцер А. Искусство моделирования и природа игры. - М.: Изд-во «Прогресс», 1992.

 

60. Краткий психологический словарь/Ред.-сост. Л.А. Карпенко; Под общ. Ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – 2-е изд., расш., испр. и доп. – Ростов-на-Дону: Изд-во «Феникс», 1999. – 512 с.

 

61. Кто есть Кто в Республике Татарстан. Выпуск III. По сост. на 20 ноября 2000 г. – Казань: Издательство «Стар», 2000. – 355 с.

 

62. Кэмерон-Бэндпер Л. С тех пор они жили счастливо. – Воронеж: Изд-во «Модэк», 1993.

 

63. Лебедева М. Вам предстоят переговоры. - М.: Изд-во «Экономика», 1993.

 

64. Лейтц Г. Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Я.Л. Морено. - М.: Изд-во «Прогресс», 1994.

 

65. Леонова А., Кузнецова А. Психопрофилактика стрессов. - М.: Изд-во МГУ, 1993.

 

66. Ле Пти Фюте. Татарстан: Путеводитель с картами. – М.: Изд-во «Авангард», 2000.- 192 с.

 

67. Литвак М. Психологическое айкидо. - Ростов-на-Дону: Изд-во «РПИ», 1992.

 

68. Лэндерт Г. Игровая терапия: искусство отношений. - М.: Изд-во «Московская педагогическая академия», 1994.

 

69. Люшер М. Сигналы личности. – Воронеж: Изд-во «Модэк», 1993.

 

70. Макиавелли Н. Государь. - М.: Изд-во «Планета», 1990.

 

71. Мокшанов С.И., Хряшева Н.Ю., Сидоренко Е.В. Психогимнастика в тренинге. Каталог. Часть II.- СПб, 1993.

 

72.  Мингазов Р.Х. Деятельностный подход в разработке и организации игровой познавательной деятельности (на примере подготовки трактористов-машинистов широкого профиля). – Диссертация кандидата педагогических наук. - Казань, НИИ ПТП АПН СССР, 1990. – 282 с.

 

73. Мингазов Р.Х. Развитие естественнонаучного образования татарского и русского народов в Среднем Поволжье и Приуралье. – Диссертация доктора педагогических наук. – Казань: НИИ ИСПО РАО, 2001. – 484 с.

 

74. Мингазов Р.Х. Татар халкыныћ белем чыганагы//Фђн џђм тел. — Казань: Изд-во КГАСА, — № 4. – 2001.

 

75. Мингазов Р.Х., Киямов И.К. Три источника и три составные части феномена Шаймиева//Звезда Поволжья. - №№ 11-12. – 2002. – С. 1-2.

 

76. Мингазов Р.Х. , Киямов И.К. Шаймиев и Путин – единство ценностей//Звезда Поволжья. - №№ 13-14. – 2002. – С. 1-2.

 

77. Мингазов Р.Х. Шаймиев – философ и прагматик//Звезда Поволжья. - № 2. – 2002. – С. 1-2.

 

78. Мишин Г. Отрицательные эмоции и их преодоление. - М.: Изд-во «Медицина», 1984.

 

79. Модель Татарстана – искусство возможного и невозможного. С М.Ш. Шаймиевым беседовали С. Бессчетнова и Р. Галямов//РТ. - № 172, 26 августа 2000 г.

 

80. Мольц М. Я-это Я, или Как стать счастливым. - М.: Изд-во «Прогресс», 1994.

 

81. Моховикова Л.Л. Добрая жена дом сбережет: Почти тысяча советов. - М.: Изд-во «Советский писатель», 1990. - 462с.

 

82. Мустафин Р.А., Хасанов А.Х. Первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев (Штрихи к политическому портрету). — Казань: Татарское книжное издательство, 1995. – 286 с.

 

83. Мухаметшин Ф.Х., Исаев Г.А. Региональный политический процесс в федеративном и социологическом измерениях. – Казань: Изд-во «Идел-Пресс», 2002. – 152 с.

 

84. Мухаметшин Ф.Х. Республика Татарстан: особенности социально-политического развития на рубеже веков/Науч. ред. М.В. Столяров, Ф.С. Файзуллин. – Казань: Изд-во «Идел-Пресс», 2000. – 192 с.

 

85. Мухаметшин Ф.Х. Федеративные отношения как фактор социально-политического развития Республики — субъекта Российской Федерации. Диссертация доктора политических наук. – М., 2001. – 487 с.

 

86. Мухин А.А. Кто есть мистер Путин и кто с ним пришел? – М.: Издательство «Гном и Д», 2002. – 256 с.

 

87. М. Шаймиев считает, что прошедший год был продуктивным для Татарстана//«Время и Деньги», 4 января 2002 г.

 

88. Ниренберг Дж., Калеро Г. Читать человека, как книгу. - М.: Изд-во «Экономика», 1990.

 

89. Ночевник М.Н. Человеческое общение. - М.: Политиздат, 1998. – 27 с.

 

90. Овруцкий Л.М. Шаймиев – реальный и виртуальный. – Йошкар-Ола: Изд-во «Максим», 2000. – 368 с.

 

91. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. – М.: «Азбуковник», 1997. – 944 с.

 

92. ОРТ. Программа «Однако» с Михаилом Леонтьевым», 18 июня 2001 г.

 

93. Павлова Л. Спор, дискуссия, полемика. - М.: Изд-во «Просвещение», 1991.

 

94. Паркинсон Дж. Люди сделают так, как захотите Вы. - М.: Изд-во «Новости», 1993.

 

95. Педагогика: Учебное пособие для студентов пед. учебных завед./В.А. Сластенин, И.Ф. Исаев, А.И. Мищенко, Е.Н. Шиянов. - М.: Изд-во «Школа-Пресс», 1997. - 512 с.

 

96. Пиз А. Язык жестов. - М.: Изд-во «Модэк», 1992.

 

97. Попов Л.М. М.Ш. Шаймиев (Штрихи к психологическому портрету) //Татарстан. - № 2. - 2001.

 

98. Попов Л.М. Наш спикер (Штрихи к психологическому портрету Ф.Х. Мухаметшина): Кто есть кто//Татарстан. - № 4. - 2002. – С. 8-12.

 

99. Послание Президента Республики Татарстан Государственному Совету «О положении в Республике и основных направлениях социально-экономической политики в 1999 году».

 

100. Послание Президента Республики Татарстан Государственному Совету «О положении в Республике и основных направлениях социально-экономической политики в 2000 году».

 

101. Послание Президента Республики Татарстан Государственному Совету «О положении в Республике и основных направлениях социально-экономической политики в 2001 году».

 

102. Послание Президента Республики Татарстан Государственному Совету «О положении в Республике и основных направлениях социально-экономической политики в 2002 году».

 

103. Практикум по психодиагностике. Конкретные психодиагностические методики. – М., 1994.

 

104. Президент Минтимер Шаймиев. – London: Изд-во «Flint River Press LTD», 1996. - 144 с.

 

105. «Путин хочет иметь сильную власть, как в Татарстане». М.Ш. Шаймиев//Независимая газета. - № 229 - 2 декабря 2000 г.

 

106. Республика Татарстан: время больших перемен/Отв. ред. Ф.Х. Мухаметшин. – Казань: Изд-во Кабмина РТ, 1996. – 383 с.

 

107. Риккерт Г. Философия жизни. - Петроград, 1922.

 

108. Романова Е., Потемкина О. Графические методы в психодиагностике. - М.: Изд-во «Дидакт», 1991.

 

109. Российская Федерация сегодня// Спец.выпуск, 2001. – С.10.

 

110. Россия – страна многоконфессиональная. М.Ш. Шаймиев//Новое время, № 8, 27 февраля 2000.

 

111. Савицкая 3. Закономерности формирования «модели культурного человека»//Вопросы философии. - 1990. - № 5. - С.121.

 

112. Сандлер Дж., Дэр К., Холдер А. Пациент и психоаналитик. – Воронеж, 1993.

 

113. «Сильное государство не помеха демократии»/«Прямая линия» М. Шаймиева с читателями газеты «Известия»//Татар-информ, Казань, 21 декабря 2000 г.

 

114. Сорокина Т., Гайдук Ф., Евстегнеев Р. Практическое пособие по психиатрии. – Минск: Изд-во «Вышэйшая школа», 1991.

 

115. Современный философский словарь/ Под ред. д.ф.н., проф. В.Е. Кемерова. – М., Бишкек, Екатеринбург, 1996. – 608 с.

 

116. Стенограмма телемоста Москва-Казань, состоявшегося в авторской программе С. Доренко 20 мая 2000 г. с участием Президента Татарстана М.Ш. Шаймиева.

 

117. Стремидловский С. Трое в одной лодке//Век, 30-07, ноябрь, 2001.

 

118. Султанбеков Б.Ф. Татарстан в конце ХХ века: феномен Шаймиева (Размышления современника). — Казань: Изд-во «Идел-Пресс», 2001. – 38 с.

 

119. Сэлекьюз Дж. Секреты заключения международных сделок. - М.: Изд-во «Бук Чамбер Интернэшнл», 1994.

 

120. Таланов В. Психологический портрет Владимира Путина. СПб.: Изд-во «Б & К. », 2000. – 63 с.

 

121. Технология и организация выборных кампаний. Зарубежный и отечественный опыт/Под ред. Комаровского В. - М., 1993.

 

122. Управленческое консультирование/Под ред. М. Кубра. - В 2 т. - М.: Изд-во «Итерэксперт», 1992.

 

123. Урсано Р., Зонненберг С., Лазар С. Психодинамическая психотерапия. - М.: Изд-во «Российская психоаналитическая ассоциация», 1992.

 

124. Филатова Е.С. Искусство понимать себя и окружающих. – Новосибирск: Изд-во «Сибирский хронограф», 1996.

 

125. Филатова Е.С. Соционика в портретах. – Новосибирск: Изд-во «Сибирский хронограф», 1996.

 

126. Филатова Е.С. Соционика для всех. Наука общения, понимания и согласия. – СПб.: Изд-во «Б & К.», 1999.

 

127. Франселла Ф., Банистер Д. Новый метод исследования личности. - М.: Изд-во МГУ, 1989.

 

128. Фрейд.  Психология «Я» и защитные механизмы. М.: Изд-во «Педагогика-Пресс», 1993.

 

129. Фуплер Д. Управляй или подчиняйся! — М., 1992.

 

130. Хаким Р. Сумерки империи. К вопросу о нации и государстве. – Казань, 1993. – 87 с.

 

131. Хаким Р. История татар и Татарстана: методологические и теоретические проблемы. - Казань, Изд-во «Мастер Лайн», 1999. - 43 c.

 

132. Хара-Даван Э. Чингис-хан как полководец и его наследие/На стыке континентов и цивилизаций…(из опыта образования и распада империй Х-ХVI вв.) – М.: Изд-во «Инсан», 1996. – С.73-276.

 

133. Харрис Т. Я хороший, Ты хороший. — М.: Изд-во «Соль», 1993.

 

134. Хилл Наполеон. Думай и богатей/Пер. с англ. – М.: Агентство «ФАИР», 1995. – 272 с.

 

135. Хоуг Дж. Нострадамус: Полное собрание пророчеств/Пер. с англ. И. Гаврилова. – М.: Изд-во «ФАИР-ПРЕСС», 1999. – 864 с.

 

136. Шаймиев М.Ш. Власть должна быть подотчетна обществу//Республика Татарстан. - N 122. - 19 июня 2001 г.

 

137. Шаймиев М.Ш. Власть должна быть приспособлена к особенностям региона//Известия. - 19 февраля 2001 г.

 

138. Шаймиев М.Ш. В переходный период нужна решительная, сильная власть//Республика Татарстан. - № 46. - 6 марта 2001 г.

 

139. Шаймиев М.Ш. Выборы Президента – это выбор судьбы страны. Пресс-конференция для журналистов татарстанских и российских СМИ, в ходе которой прокомментировал итоги выборов, прошедших 26 марта.

 

140. Шаймиев М.Ш. Диктатура в России уже исключена// «Татар-Информ», Корр. голландской газеты Хьюберт Смите.

 

141. Шаймиев М.Ш. Земля у нас на всех одна// Республика Татарстан. - № № 156-157 (23933-23934). - 5 августа 1999 г. - №№ 161-162 (23938-23939). - 12 августа 1999 г.

 

142. Шаймиев М.Ш. Из бедных регионов богатой России не сложишь. Гаяз Алимов //Известия. - № 160. - 26 августа 2000 г.

 

143. Шаймиев М.Ш. Кормилец должен жить богато!//Сельская жизнь. – 3 февраля 2000 г.

 

144. Шаймиев М.Ш. Надо делать ставку на интересы регионов//Известия. — № 11 (25849). - 24 января 2001 г.

 

145. Шаймиев М.Ш. Образованный человек никогда не станет радикальным//Известия. - 17 октября 2001 г.

 

146. Шаймиев М.Ш. Россия в региональной перспективе/ Тезисы выступления. Внешнеполитический институт Швеции, Стокгольм, 25 марта 2002 г.

 

147. Шаймиев М.Ш. Свобода слова — одна из составляющих свободы личности, свободы человека вообще. Интервью 8 июня 2000 г.// Республика Татарстан. - № 122. - 20 июня 2000 г.

 

148. Шаймиев М.Ш. Союз мог быть сохранен, но без прибалтийских республик. Е. Таран // Республика Татарстан. - № 166. - 21 августа 2001 г.

 

149. Шаймиев М.Ш. Татарстан — прогресс через стабильность (Татарстан тотраклы њсештђ). — Казань: Издательство «Идел-Пресс», 2001.- 616 с., с илл.

 

150. Шаймиев М.Ш. Татарстан спас Русь от распада//Русия днес (еженедельник, Болгария, София). - № 48 (116). - 8-14 декабря.

 

151. Шаймиев М.Ш. Я основные принципы никогда не меняю//Информационное агентство «Татар-информ». - 8 июля 1998 г.

 

152. Шакуров Р.Х. Психология перстройки. – М.: Изд-во АПН СССР, 1989.

 

153. Шафиков Я.Д. Семнадцать интервью в конце века. — Казань: Изд-во «Идел-Пресс», 1999. – 231 с.

 

154. Шепель В.М. Имиджелогия: секреты этичного обаяния. - М.: Изд-во «Культура и спорт», 1994.

 

155. Шђймиев М.Ш. Татарстан аерым љстенлеклђрдђн файдаланмый//Ватаным Татарстан. — Сишђмбе, 23 апрель, 2002 ел. - № 79-80 (24167-24168).

 

156. Юнг К.Г. Психологические типы /Пер. с нем. Под общей ред. В.В. Зеленского. – Минск: Изд-во ООО «Попурри», 1998.

 

157. Якупова В. 100 историй о суверенитете. – 2-е изд-е. – Казань: , 2001. – 235 с.


 

Оглавление

 

стр.

 

Предисловие……………………………..…………...….……………3

Характер…………………………………………………..…………..9

Введение………………………………………………..…………..….9

Общая активность………………………………………..…………..17

Эмоциональные особенности

и отношение к людям..………………………………………………42

Мышление…….……………………………………………..……….58

Общение и контакты.…………………………………………..……86

Лидерство...………………..………………………………………....100

«Я-концепция» и самооценка.…..…………………………………..112

Ценности……………………………..…...…………………………128

Жизненные ценности………………..……………………….……...130

Политические ценности   ...…………………………….…………...156

Синергизм личности М.Ш. Шаймиева………..…………...........169

Заключение………………………………………………………….177

Приложения ………………………………………………..……….180

Приложение 1. Краткий терминологический словарь…..……….180

Приложение 2. Декларация о государственном
суверенитете Татарской Советской
Социалистической Республики……………………….……………197

 

Приложение 3. Сведения о численности семей,

получивших квартиры в ходе реализации программы

ликвидации ветхого жилья………………………………………….200

 

Библиография…………………………………………….………...201


 



1) См. Библиографию.

 

1) Отметим, в частности, труды таких известных исследователей и публицистов, как Р.А. Мустафин, А.Х. Хасанов ( см. «Первый президент Татарстана Минтимер Шаймиев (Штрихи к политическому портрету)». — Казань: Татарское книжное издательство, 1995. – 286 с.) [82], Р.Р. Бухараев ( см. «Президент Минтимер Шаймиев и «модель Татарстана» (очерк политического творчества)». – СПб.: Русско-Балтийский инфор. Центр «Блиц», 2000. – 319 с.) [18], Б.Ф. Султанбеков (см. «Татарстан в конце ХХ века: феномен Шаймиева (Размышления современника). — Казань: «Идел-Пресс», 2001. – 38 с.) [118].

 

1) Так звали Минтимера Шариповича в период его трудовой деятельности в Муслюмово.

 

2) Еще проживая в Муслюмово, Сакина Шакировна, супруга М.Ш. Шаймиева, называла своего мужа Тимуром. Вот, наверное, как получил имя внук президента, сын Айрата и Зульфии Шаймиевых.

1) Эта книга является первой из запланированной авторами серии изданий о нашем Президенте. Вторая книга будет посвящена философским взглядам М.Ш. Шаймиева.

1) Проведенные авторами исследования показали, что М.Ш. Шаймиев не пользуется услугами PR-компаний.

1) В развитых странах мира термин «социально-психологический портреты» принято называть «функциональными профилями личности».

2) См. Бурлацкий Ф. Хрущев. Штрихи к политическому портрету//Никита Сергеевич Хрущев. Материалы к биографии. – М.: Политиздат, 1989 [17].

 

1) Совсем недавно в журнале «Татарстан» профессором КГУ Л.М. Поповым опубликованы штрихи к психологическому портрету известного политического деятеля, доктора политических наук, Председателя Государственного Совета РТ Фарида Мухаметшина [98, с. 8-12].

1) Некоторые материалы об этих личностях содержатся в докторской диссертации Мингазова Р.Х. ( см. Развитие естествен-нонаучного образования татарского и русского народов в Среднем Поволжье и Приуралье. – Диссертация доктора педагогических наук. – Казань: НИИ ИСПО РАО, 2001. – 484 с. [73].

1) См. краткий терминологический словарь в приложении 1.

1)  По этому поводу доктор политических наук, спикер парламента РТ Фарид Мухаметшин пишет, что «Президент М. Шаймиев – это надежно» [82 , c. 271].

2) При этом вот что говорит сам Президент о журналисте: «Наверное, никто меня за минувший год не критиковал больше, чем Доренко. Но как бы сейчас к нему общество ни относилось, я никогда не забуду, что именно он первым сказал правду о чеченской войне. Я помню, как тогда обрадовался, что есть такие средства массовой информации. Так что после нескольких резких и несправедливых его выпадов в мой адрес мне теперь все свое мнение о нем менять?» [79].

1) В плане постоянства и достижения поставленной цели.

1) О том, что президент всегда старается взять на вооружение все новое, прогрессивное, хорошее и продвинутое говорит уже тот факт, что он даже с современной интеллектуальной машиной (ПК) «на ты», хотя многие руководители и рангом ниже и помоложе его, не могут этим похвастаться. Он хорошо владеет не только персональным компьютером, но умеет работать и в Internet. В интервью журналу «Computerworld-Казань» (№ 29, август 2000 г.) на вопрос корреспондента CW-K: «Удавалось ли Вам найти немного времени (рабочего или личного) для того, чтобы «покопаться» в Интернете, посмотреть воочию новые WEB-cтраницы, представляющие Татарстан или отдельные татарстанские структуры, или все это вне сферы Ваших интересов?» [44, c. 2-3] он ответил так: «Да, посмотрел, первый раз довольно подробно, в момент появления страницы о нашей республике. Считаю, что пока действительно «покопался», но надо бы «докапываться». Хотя знаю, – это требует много времени. В то же время понимаю, что все это создается для того, чтобы сэкономить время. Это уже из области парадоксов технического прогресса» [44, c. 3]. Так что уже отсюда видно, в какой степени он «консерватор».

1) По поводу несовпадения с российской Конституцией многих уставов и конституций субъектов Федерации Президент Татарстана М.Ш. Шаймиев замечает: «Привести их все в соответствие будет непросто, сделать это в один момент невозможно. Эти шаги не должны быть радикальными. Мы – за согласительные действия» [139]. (Курсив авторов).

1)  Несмотря на то, что в последнее время с высоких трибун все больше говорится не о суверенитете Татарстана, а о федерализме и укреплении вертикали власти, мы думаем, что Декларация о суверенитете 1990 г. сыграла огромную роль в развитии самосознания татарского народа, усилении роли и укреплении авторитета Татарстана не только в Российской Федерации, но и в мировом масштабе. Да, сейчас уже говорят о снижении роли суверенитета на политическом небосводе России. Но тот рубеж, та высота, которая была взята на основе суверенитета, она осталась у республики, и Татарстан продолжает успешно развиваться и в области экономики, и в социально-политических сферах на основе того мощного импульса, которую получил в начале 90-х годов. Кроме того, если случится так, что наступит такое время, как это произошло в конце 80-х г., то Республика Татарстан уже будет исходить из тех достижений, из тех высот, которую достигла на основе Декларации о суверенитете. То есть эти покоренные вершины в политике и экономике будут служить отправной точкой для дальнейшего развития и процветания Татарстана в новых политических ситуациях (наш президент считает, что этот процесс является поэтапным). В этом можно не сомневаться уже потому, что не будь автономии, принятой еще в 20-х годах при «советах» (Татарская Автономная Советская Социалистическая Республика), то вряд ли в 90-м г. была бы принята Декларация о суверенитете. Значение этой Декларации невозможно переоценить для республики в интересах дальнейшего политического, экономического, социального и духовного развития ее многонационального народа, поэтому мы сочли нужным еще раз вернуться к ней, и привести ее полный текст в книге (см. Приложение 2).

2) Вспоминая те события М. Шаймиев говорит: «Давайте посмотрим, как развивались события. В начале 90-х годов, когда Татарстан принял Декларацию о суверенитете, это был акт, который последовал после соответствующего решения, принятого ранее Россией. Это была своеобразная реакция на то, что происходило тогда в Москве. И не только в Москве.

И я помню, сколько тревоги было тогда в глазах людей, особенно русских. Многих беспокоило, что же будет, если Татарстан отделится от России. Но дело было не в отделении. Здесь сложнее. Россия в тот момент отстаивала свои права перед союзным государством, и президент Ельцин в ходе поездки в Татарстан и Башкортостан заявил: «Берите суверенитета столько, сколько сможете». Сейчас многие ругают Бориса Николаевича за те слова, утверждают, что это предложение Президента России породило многие проблемы. Я с этим не согласен. Наоборот, это позволило нам многие острые проблемы решить и избежать многих конфликтов.

Ведь весь народ, население всей страны тогда поднялось, процессы перестройки, гласности способствовали развитию политической активности населения. Но эта активность имела, если помните, различную направленность. И нам необходимо было стабилизировать обстановку. Когда Борис Николаевич приехал в Казань и сам увидел эту небывалую политическую активность людей, он понял, что нужно искать выход. Тогда-то и прозвучал этот призыв Ельцина о суверенитете. Мы решили, что надо использовать форму договора. И в течение трех трудных лет работали над его текстом и содержанием и в Москве, и в Казани» [22].

1) Иногда складывается ощущение, что, с его точки зрения, порой даже действие, которое в итоге может оказаться ошибочным лучше, чем бездействие.

1) Интересно отметить мнение нашего президента о причинах популярности национального праздника сабантуй не только во многих регионах России, но и в международном масштабе. По мнению Минтимера Шаймиева, большую роль сыграли приезды в Казань двух президентов Российской Федерации на сабантуй. Новость о посещении сабантуя Б.Н. Ельциным в Арске и фотоснимок его знаменитого взмаха шестом по горшку облетели весь мир. Другая фотография — Президент России В.В. Путин на сабантуе с лицом, измазанным в катыке также стала достоянием прессы. О сабантуе, татарах и Татарстане заговорили во всем мире. Многие люди проявили огромную заинтересованность: им захотелось узнать, кто же такие татары и что собой представляет сабантуй, где даже президенты расслабляются и отдыхают душой от каждодневных забот и хлопот. К тому же оказалось, что В.В. Путину слово «сабантуй» известно давно. (Однажды В.В. Путин рассказал, что в детстве, в Питере, в отсутствие родителей, детвора вместе с молодым Путиным устраивали в квартире кавардак. Мама будущего президента увидев беспорядок, говорила: «Ну что вы опять сабантуй устроили!»).

После этих событий, татарская общественность в регионах России обращается к губернаторам, и те с удовольствием разрешают проведение сабантуя. Говорят не только в России, но и в других регионах мира татары без проблем проводят этот национальный праздник.

А ведь, как считает наш президент, для такой популяризации и «раскрутки» сабантуя потребовались бы и силы, и время, и колоссальные материальные вложения. Приглашение нашим президентом первых лиц России на национальный праздник позволило решить проблему популяризации не только сабантуя, но и татарских национальных традиций, обычаев в целом. Татарстан лишь выиграл от этого.

1) Некоторые друзья Президента говорят, что он действительно спортивен и азартен, прекрасно бегает не только на лыжах и хорошо играет в шахматы. Даже если он и уступает иногда в соревнованиях в армрестлинге среди своих знакомых, то в соревнованиях на вытягивание пальцев (фалангов) ему нет равных. Легенда гласит, что и фамилия нашего президента была получена потому, что его дед славился именно силой своих фалангов (по-татарских «шђмђй»). Таким образом, мы можем констатировать, что и наш лидер обладает такой же энергией и силой своих пальцев. Так что, по-видимому, фамилия «Шђмђев» после некоторой трансформации превратилась в «Шђймиев». По нашему мнению, в далеком детстве его за глаза сверстники шутливо звали «Шђмђй».

Авторы заранее приносят извинения Минтимеру Шариповичу, если эта легенда не соответствует действительности, так как в своих воспоминаниях на вопрос: «Откуда пошла Ваша фамилия? Типично татарская, хотя и не очень распространенная …» Президент ответил: «От деда, которого в народе звали Шайми … Полное имя Шагимухаммет. (По татарски Шђйџимљхђммђт. — Авт.)» [82, c. 12-19]. Минтимер Шарипович отмечает, что в старину мулла прихода давал имя человеку не просто так. Оказывается, мусульманский священник как бы проверял шаќђрђ (родословную) человека и давал имя, соответствующее ей. То есть, имя человека как бы должно было соответствовать его сословному происхождению.

1) Вот как эмоционально говорит президент о недопущении глобальных кровопролитий в грядущем столетии, о войне в Чечне и Балканском полуострове: «Конечно, волнует. Это же происходит на территории России, в братской республике. Урок Чечни — это урок для всех. И не только для чеченцев. Посмотрите на ту же Боснию и Герцеговину, Сербию. Еще тогда, когда все обвиняли только Запад, я первым в России выступил и сказал, что политика Милошевича также небезупречна (курсив авторов). Тогда все средства массовой информации обвиняли только Запад и встали на твердую защиту позиции Милошевича. Но как можно было разыгрывать национальную карту, начинать этнические притеснения? Это ошибка. И еще какая ошибка! Если мы хотим строить демократическое общество, со всем этим надо считаться» [140].

1) Например, вспомним его участие на похоронах в Москве Николая Васильевича Лемаева, Государственного советника при Президенте Татарстана [58], или же участие нашего Президента в гражданской панихиде на похоронах известного татарского певца Хайдара Бегичева, а также режиссера Марселя Салимжанова.

1)  Карл Густав Юнг (Jung) /1875-1961 гг./ швейцарский психолог, психиатр и психоаналитик, основатель аналитической психологии.

2) Бывает так, что конфликтные ситуации гасит на корню; где это возможно, старается вообще дистанцироваться от конфликтов.

 

 

3) Поэтому иногда намеренно реагирует на скандалы с опозданием.

 

1) Если только, как об обладателе высшей театральной награды страны «Золотой маски», присужденной ему в 1999 году за поддержку театрального искусства.

1) В такой постановке вопроса уместно остановиться на встрече нашего Президента с известным российским актером А.А. Калягиным, где маэстро театральной сцены вручил Минтимеру Шариповичу «Золотую маску». Знающие люди говорят, что в ответном выступлении М.Ш. Шаймиев философски отметил: «С маской плохо, без маски — невозможно!». Реплика президента говорит не только сама за себя, но и свидетельствует об эмоциональности нашего лидера.

 

2) Игра форма деятельности в условных ситуациях, направленной на воссоздание и усвоение общественного опыта, фиксированного в социально закрепленных способах осуществления предметных действий, в предметах науки и культуры. (Более подробно см. кандидатскую диссертацию Мингазова Р.Х. «Деятельностный подход в разработке и организации игровой познавательной деятельности (на примере подготовки трактористов-машинистов широкого профиля). – Диссертация кандидата педагогических наук. - Казань, НИИ ПТП АПН СССР, 1990. – 282 с.» [72]).

 

 

 

 

 

 

 

 

1) В этом ракурсе интересно отметить образ Минтимера Шариповича в телепрограмме «Куклы». В журнале «Коммерсант-ВЛАСТЬ» (№ 07,  20 февраля 2001 г.) опубликовано интервью «Поправляя бровь, не выколи глаз», где на вопрос корреспондента: «В телепрограмме «Куклы» образ Шаймиева – один из самых колоритных. Как Вы относитесь к своей кукле?» [42], президент отвечает так: «Куклы» смотрю не часто, но из того, что видел … мне кажется, в действительности мой акцент еще интереснее. Тем не менее, моя кукла выглядит привлекательной. Видимо, все обладатели кукол от мала до велика так думают» [42]. Таким образом, Минтимер Шарипович обладает достаточно развитым чувство юмора. В психологической науке тонкий юмор, как известно, является одной из важнейших характеристик качества интеллекта.

1) По этому поводу профессор В. Иванов пишет: «Татарларны, мђсђлђн, тугыз тљркемгђ бњлеп исђпкђ алу тђкъдим ителгђч … » , в том числе на такие: «мишђр, керђшен, нугайбђк, Ђстерхан татарлары, карагаш, Идел татарлары, Себер татарлары, типтђрлђр, Кырым татарлары (мишары, крещеные татары, нугайбаки, астраханские татары, карагаши, волжские татары, сибирские татары, типтары, крымские татары — Авт.)» [41, с. 3].

1) Мы уже говорили, что как и любой нормальный человек, уважающий себя, он может простить все, но только не предательство.

1) Например, тех, с которыми Минтимер Шарипович жил и работал в Муслюмово (вообще, когда журналисты спрашивают его «о лучших годах», президент говорит, что это годы жизни в Муслюмово). Это Дуфаг Фаттахов, Марсель Валитов, Азат Ганиев, а также бывший директор МТС Мансур абый Фаттахов и его супруга Гыйздениса апа, которых президент считает очень добрыми, отзывчивыми и гостеприимными хозяевами. И сейчас, по прошествию многих лет, Минтимер Шарипович с добрыми чувствами вспоминает, что каждый раз, когда друзья собирались у М. Фаттахова, его супруга угощала гостей очень вкусной рыбой «табан балык» (карась), которую ловил Мансур абый Фаттахов.

1) Если подходить к этой проблеме в широком смысле, то на вечный вопрос человеческого бытия: «Что наша жизнь?» из уст известного литературного героя можно услышать глубокое философское изречение: «Игра!» (вспомним хотя бы игру интеллектуального клуба «Что? Где? Когда?»). О том, что это в определенной степени так, писал еще известный педагог Антон Макаренко в «Лекциях о воспитании детей»: «В жизни мы встречаем много взрослых людей, давно окончивших школу, у которых любовь к игре преобладает над любовью к работе. Сюда нужно отнести всех людей, которые слишком активно гоняются за удовольствиями, которые забывают о работе ради хорошей, веселой компании. К этому сорту людей нужно отнести и тех, которые позируют, важничают, фиглярничают, лгут без всякой цели. Они принесли из детства в серьезную жизнь игровые установки, у них эти установки не были правильно преобразованы в рабочие установки, - это значит, что они плохо воспитаны, и это плохое воспитание происходило преимущественно в неправильно организованной игре». (См. Макаренко А.С. Книга для родителей. Лекции о воспитании детей: К 100-летию со дня рождения А.С. Макаренко. – М.: Изд-во «Педагогика», 1988. – 304 с., илл.).

1) Хотя по этому поводу он отмечает: «Я давно у власти. Видел разные ее формы. Разные реформы … Я давно у власти, и у меня нет жажды власти. Для меня это повседневная работа. Я занимаюсь экономикой.  Занимаюсь  хозяйством.  Занимаюсь  людьми непосредственно … » [142].

 

1) Более того, в Internet отмечается: «Почти все, кто с ним (с М.Ш. Шаймиевым) общался, в один голос говорят о присущем ему бесспорном качестве — здравом смысле».

1) О своей команде М.Ш. Шаймиев говорит: «У нас в правительстве Татарстана — молодые ребята. Но общий язык мы находим. Правда, иногда мне приходится быстро перестраиваться. Но проблемы смены поколений, как ни странно, у нас нет. Конфликт поколений происходит, когда люди боятся за завтрашний день. Я могу сейчас сказать, что никогда не боялся сильного окружения. Может, знаете почему — я не держусь за власть… » [46]. Более того, о последних выборах Президента Татарстана и возможном преемнике на этот пост Минтимер Шарипович говорит: «Не знаю. На самом деле у нас есть достаточно сильные ребята. Во многих регионах, как только начинаются выборы – сразу из ближайшего окружения президента выдвигаются конкуренты. Это – индикатор, что лидера нет. Поэтому сам факт, что в Татарстане никто из моего окружения не возражает, говорит о многом» [46].

1) Уильям Джеймс (1842-1910 гг.) — известный американский психолог и философ.

1) Если быть более конкретным, то необходимо ввести следующее заключение. Для того чтобы ему соответствовать в достаточном приближении, у личности существуют в принципе два варианта. Либо она должна убедить себя в том, что в высокой степени соответствует своему «Я-идеальному», либо ей надо постоянно стремиться к нему. Второе мы как раз и наблюдаем у нашего президента.

2) Как мы уже отмечали раньше, недочеты и упущения бывают у всякого человека, в том числе, у всякого политического и государственного деятеля. Вот что пишет историк-архивист, профессор Булат Султанбеков в своей книге «Татарстан в конце ХХ века: феномен Шаймиева (Размышления современника)»: «Есть ли у М.Ш. Шаймиева недостатки? Разумеется, и, наверное, не один. В их числе, на мой взгляд, качество, которое можно трактовать по-разному, в зависимости от обстоятельств. Я имею в виду чрезмерную иногда доверчивость. Возможно, это следствие формирования в среде, где порядочность считалась неотъемлемой частью личности, где в деревнях не всегда пользовались замками, а долги не обставлялись выдачей расписок. Конечно, президент проявляет необходимую жесткость и требовательность, но иногда встречается и с явной неблагодарностью, предательством и непорядочностью. Были такие примеры, и не единожды» [118, с. 30].

1) См. «Главный Критерий интересы народа». Интервью М.Ш. Шаймиева журналу о российском рынке продовольствия «Провиант». № 11, ноябрь 1999 г.

1) Об этом говорил еще последний Президент СССР М.С. Горбачев, когда рассматривался вопрос пробуксовывания проводимых реформ в Советском Союзе и торможение перестройки. По его мнению, задуманная, запланированная коммунистической партией и правительством перестройка Советского государства не удалась именно из-за сложности перестройки человеческого сознания. Как подчеркивал М.С. Горбачев, в принципе в СССР можно было безболезненно перестроить все и вся: и экономику, и совокупность производительных сил и производственных отношений, и собственность, и межэтнические проблемы, но труднее всего — общественное сознание и психологию людей. Этой же точки зрения придерживается доктор психологических наук, академик Р.Х. Шакуров, которую он излагает в своем научном трактате «Психология перестройки» [152].

1) М.Ш. Шаймиев в интервью голландской газете «Дагенс Нюхетер» (26 марта 2002 г.) отмечает: «Если проанализировать век уходящий, то видно даже школьнику, что в нем было очень много крови. За сто лет сколько войн было, сколько крови пролилось! Было бы здорово, если бы люди не допустили глобальных кровопролитий в грядущем столетии. Если кто-то идет в политику, рассчитывает на большую власть, если даже кто-то очень сильно любит власть, пусть эту любовь использует для реализации этой сверхзадачи, этой сверхцели» [140].

1) Затрагивая отношения Америки и России, нового видения их политическими лидерами системы жизненных ценностей, отметим интервью Джорджа Буша Российскому телеканалу (ОРТ), где он о результатах беседы с В.В. Путиным сказал следующее: «… мы не вели переговоры, не вели какие-то сделки, нет. Мы вели разговор, как мужчина с мужчиной. Мы фактически стали ощущать друг друга как люди. Президент Путин мне сказал, что читал о том, что я своих дочерей назвал в честь матери и тещи. Я сказал: «Да, я высокий дипломат в этом плане». А он сказал: «Я то же самое сделал». Господин президент, вы тоже прекрасный дипломат, вы беспокоитесь о ценностях семьи и у нас общность интересов таким образом» [92]. Что здесь сказать? Семья в жизнедеятельности государственных лидеров играет важную роль и выступает как политическая ценность, как фактор сближения стран и народов, сдерживания гонки вооружений и сокращения стратегических ядерных потенциалов. И главы двух сверхдержав убеждены, что путь к процветанию Америки и Российской Федерации лежит через укрепление семьи, морали и активное трудоустройство безработных.

1) Вот с какой гордостью он говорит о газификации села: «Я вам скажу, что у сельских жителей республики сейчас настроение, может быть, даже получше, чем у городских. Ведь в Татарстане сейчас заканчивается стопроцентная газификация республики, в этом году в каждом сельском доме будет газ. Это громадная мечта всех времен (курсив авторов), ведь когда в деревню приходит газ — там все меняется, даже дома другие строятся, с большими окнами … Качественно меняется уклад жизни и в буквальном, и в переносном смысле — в деревне становится больше света и, как результат, — люди не уезжают из села» [144].

1) Об этой проблеме, ее решении в Казани и городах РТ и планах на будущее наш Президент говорит: «В республике уже четвертый год идет великое переселение жителей из ветхого, не поддающегося уже ремонту жилья, в современные благоустроенные квартиры с пластиковыми окнами, счетчиками газа и воды.

Основная масса его в Казани. Почему в Казани? У нас ведь все время как получалось: находили нефть — строили нефтяные города, создавали «Нижнекамскнефтехим» появлялся Нижнекамск, строили КамАЗ — росли Набережные Челны … А Казань оставалась на втором плане, финансировалась по остаточному принципу. Уникальный памятник архитектуры и истории — Казанский кремль всерьез не реставрировали почти 150 лет. А что говорить про промышленные районы. Нам, татарстанцам, самим не нравилась Казань, мы считали ее грязным городом. И только сейчас ситуация меняется. Убираем из центра трущобы, реставрируем исторические улицы, даем возможность развиваться бизнесу (на отреставрированных улицах тут же появляются многочисленные магазины, кафе и прочая инфраструктура).

Программа ликвидации ветхого жилья выполняется даже с опережением — а надо сказать, что мы считаем годовой этап выполненным, если люди реально переехали, а не просто получили ордер на квартиру в недостроенном доме. Кроме того, одновременно решается и вопрос благоустройства окружающей территории — от строительства дорог с удобными парковками до создания детских площадок, школ и магазинов … Кстати, в декабре я был в гостях у семьи, которая стала «юбилейной», четырехтысячной, получившей квартиру в новом доме в Казани в 2000 г., а в целом по республике каждый год только в рамках программы ликвидации ветхого жилья получают квартиры шесть тысяч семей» [144]. (См. таблицу в приложении 3).

 

 

1) Минтимер Шарипович говорит, что даже по всей России «Путин хочет иметь сильную власть, как в Татарстане» [105].

1) По этому поводу, наш Президент отмечает: «Межэтнические, межконфессиональные отношения в республике отличаются стабильностью. Мы нашли формулу гражданского общества в республике и принципы взаимоотношений с федеральным центром. Все это получило название «модели Татарстана». Насколько это важно, показывает пример с Чечней, где не удалось определить формулу взаимоотношений и до сих пор там идет война. Мы считаем, что руководство России должно проявить необходимую волю с тем, чтобы урегулировать чеченский конфликт, причем на политическом уровне» [146].

1) Известно, что только в Европе более 150 межэтнических очагов напряженности и конфликтов.

1) Вот как он говорит о политике В.В. Путина: «Ориентация президента РФ на западные стандарты нас вполне устраивает» [117].

1) Например, вот как наш Президент отмечает о войне Северного альянса с талибами в месяц Рамазан, а также насколько успешно удается США не смешивать антитеррористическую борьбу с борьбой против мусульманского мира: «Это трудный вопрос. На него не могут ответить даже сами мусульмане. Если Северный альянс сегодня ведет войну с талибами в месяц Рамазан, значит, и у них нет ответа на данный вопрос. Ведь насколько изменился мир (курсив авторов) бывало, мусульмане по пятницам не воевали. А сейчас и в Рамазан воюют» [47].

1) Абрахам Харольд Маслоу (1908-1970) – известный американский психолог, который выдвинул концепцию целостного подхода к человеку и анализу его высших сущностных проявлений, в том числе, творчества, духовных ценностей и пр.

1) В этой книге разговор идет об одном человеке, поэтому авторы приносят извинения за то, что не удалось избежать некоторых повторов.

1) При составлении данного словаря использованы материалы из следующих источников: [16]; [60], [91] и [115].

Hosted by uCoz