UCOZ Реклама
Сход развал колес самодельные приспособления смотрите на www.beliyservice.ru.

4. Когда и где произошла Куликовская битва?

В 1722 году по указанию Петра I была переведена и издана на русском языке книга средневекового историка Мавро Орбини (он же Мавро Урбини) "Историография начатия имене, славы и разширения народа славянского". На латинском языке эта книга была издана в 1601 году, более чем за сто лет до русского издания.

Касаясь Куликовской битвы, Мавро Орбини сообщал: "В 6886 году от Сотворения Мира (по русскому исчислению) великий князь Руси Дмитрий нанес поражение царю татар Мамаю. Через три года после этого он вновь наголову разбил войско этого царя, при этом, как пишет Герберштейн, на более чем тридцать миль вокруг земля была покрыта трупами павших в битве".

6886 году от Сотворения Мира соответствует 1378 год от Рождества Христова. Следовательно, сначала речь идет здесь о битве на реке Воже, в которой великий князь Руси Дмитрий Иванович разбил войско Мамая под командованием Бегича. В этом случае сицилийский историк приводит точную историческую дату. А Куликовская битва произошла в 6888 году от Сотворения Мира или в 1380 году от Рождества Христова, т. е. через два с лишним года после битвы на реке Воже. При этом надо учитывать, что новый год на Сицилии начинался с 1 января, а в Москве - с 1 сентября. Поэтому незначительная неточность сицилийского историка, в части хронологии, простительна.

Точка зрения Мавро Орбини (Мавро Урбини) на Куликовскую битву опубликована в только что вышедшей книге Л. И. Бочарова, Н. Н. Ефимова, И. М. Чечуха, И. Ю. Чернышева "Заговор против руской истории. (Факты, загадки, версии)". Однако, процитировав сицилийского историка, авторы указанной книги от себя лично добавляют" "Но в то же время хорошо известно, что через три года после Куликовской битвы Мамая разбил Тохтамыш. Получается, что великий князь Дмитрий Донской и хан Тохтамыш - одно и тоже лицо!?". (32,188) Для авторов указанной книги неважно, что через три года после Куликовской битвы, Тохтамыш захватил Москву, столицу Дмитрия Донского, разграбил и сжег ее, а жителей, кого перебил, кого увел в плен. Тохтамыш разбил Мамая на реке Калке у Азовского моря не через три года после Куликовской битвы, а в том же 1380 году, но чуть позже. И все равно, Дмитрий Донской = Тохтамыш! Откуда взялась эта информация, не указывается. Список использованной литературы и исторических источников в книге отсутствует. Несмотря на это, внимательные читатели в этой информации могут опознать точку зрения самого А. Т. Фоменко. (1, 151; 1,155)

Куликовская битва, по мнению А. Т. Фоменко, произошла в 1380 году от Р. X., но не на Куликовом поле, нынешней Тульской области, а на Кулишках в городе Москве. По его мнению, рязанский и литовский князья договорились выгнать Дмитрия Ивановича Донского из Москвы и других городов, также принадлежащих ему. Исполнителем этого договора рязанский и литовский князья попросили стать царя Мамая. Последний согласился и со своим войском пришел в Москву. Таким образом, Куликовская битва (по мнению А. Т. Фоменко) была сражением за обладание Москвой, Коломной, Муромом и Владимиром. (1,131) Читатели имеют право согласиться и с такой трактовкой проблемы, если есть для этого основания. Следовательно, на Куликовом поле или на Кулишках в Москве решался вопрос обладания Москвой Дмитрием Ивановичем Донским, рязанским князем и литовским князем. Вроде бы логично. Но тут же авторы бьют читателей по голове своим заявлением, что Москва фактически и не заложена, что Кулишки в Москве древнее самого города. (1, 131-155) Мало того, они добавляют, что Москва возникла на месте жестокой и кровопролитной Куликовской битвы или битвы на Кулишках в Москве. (1, 151) Как можно вести борьбу за обладание еще не заложенным городом, да еще на том месте, где произошла битва из-за этого. Тут что-то не так! Получается, что три названных претендента на обладание несуществующей Москвой, так долго соображали на троих, что стали полными придурками, и пригласили с войском в чистое поле четвертого - царя Мамая, делить шкуру неубитого медведя.

Не успеют читатели усвоить смысл первого заявления новаторов хронологии, как они уже радуг их другим: Дмитрий Иванович Донской в результате победы в 1380 году на Куликовом поле или на Кулишках, которые древнее Москвы, и сожжения непостроенной Москвы в 1382 году, захватил большую часть Белой Руси. (1, 159) И тут же новаторы хронологии добавляют, что в штурме непостроенной Москвы, в результате которого она была сожжена, сам Дмитрий Иванович Донской мог не участвовать и действительно находиться в это время в своей столице Костроме. С этого времени (с 1382 года, т. е. после сожжения им непостроенной Москвы), они считают, что Дмитрий Иванович Донской начинает отстраивать Москву. Новаторы хронологии утверждают, что это реальное основание Москаы как крупного города. (1,131; 1, 137; 1,149; 1,151; 1,155; 1,159)

Читатели сразу же воскликнут, зачем же ерунду говорить и лапшу на уши вешать, если всего лишь в сентябре 1997 года, "с помпой", отпраздновали 850-летие Москвы?! И будут совершенно правы, со своей стороны, но если они еще раз прочитают указанные чуть выше номера страниц новой хронологии Руси, то поймут, что тут мы имеем дело с тем самым сдвигом, о котором нам так настойчиво толкуют новаторы хронологии. В какую сторону и насколько происходит этот сдвиг, внимательные читатели могут подсчитать самостоятельно, не вникая в историю.

Теперь необходимо вернуться к Куликовской битве или битве на Кулишках в Москве. На рисунке 5 "Реконструкция географии Куликовской битвы в Москве", подготовленной А. Т. Фоменко, четко видно, что ставка Мамая находилась на Красном холме вблизи нынешней Таганской площади, а войска располагались на нынешней Большой Коммунистической улице. (1, 150)

Дмитрий Иванович Донской пришел со своим войском, как утверждает А. Т. Фоменко, из своей столицы Костромы. Если это было так, то он должен был бы выйти к нынешнему метро "ВДНХ", и двигаться по нынешнему проспекту Мира и Сретенке и, не доходя Лубянки, по нынешнему Сретенскому бульвару, зайти, если не в тыл, то уж обязательно во фланг, войску Мамая. Заняло бы это у Дмитрия Ивановича Донского час или два, с момента замысла и до его реализации. Это было бы логично. Но он знал свою задачу лучше, чем читатели. И у него, в отношении Мамая, были свои стратегические и тактические соображения.

Дойдя по нынешнему Ярославскому шоссе до нынешней Московской кольцевой автодороги, он сворачивает налево и достигает перекрестка Волгоградского или Рязанского проспектов и оттуда со своим войском прибывает к нынешнему метро "Кузьминки" (по-старому Кузьмина гать). От метро "Кузьминки" он движется до нынешней платформы "Перерва". Там делает своему войску привал (перерыв), отсюда и Перерва. (1, 150) После привала по команде Дмитрия Ивановича Донского его войско успешно форсирует Москва-реку в районе трех храмов в Коломенском ("Коломне"), овладевает крутыми скатами холмов, на которых стоят указанные храмы, и направляется в район ныне закрытой станции метро "Ленинские горы". Сосредоточив войско в районе лыжного трамплина, он приказывает спуститься с Ленинских гор и форсировать Москва-реку в Лужниках в районе стадиона имени Ленина. После двухкратного купания в сентябрьской Москва-реке он выстраивает свое подмоченное войско на Девичьем поле, около нынешнего Новодевичьего монастыря. Девичье поле оказалось той самой громадной площадью, на которой совсем недавно бывший первый мэр Москвы (он же бывший президент древних греков в СССР) Гавриил Харитонович Попов устраивал грандиозные митинги российских демократов. Этот факт - единственное веское подтверждение теории о существовании в истории людей-дубликатов, разработанной новаторами хронологии. По этой теории Дмитрий Иванович Донской является дубликатом Гавриила Харитоновича Попова, т. к. и тот, и другой выстраивали свое воинство на одной и той же площади, в одном и том же городе, но, к сожалению, в разные исторические эпохи. Поэтому-то первый стал дубликатом, т. е. прообразом или прототипом второго. Только не совсем понятно, как могло оказаться Девичье поле в девственном лесу, который был в том месте до возникновения Москвы.

После построения, смотра и митинга на Девичьем поле войско Дмитрия Ивановича Донского от нынешнего Новодевичьего монастыря по нынешней Большой Пироговской и бывшей Кропоткинской улицам направляется прямехонько к холму, на котором ныне стоит Пашков дом, старое здание библиотеки имени Ленина. На этом холме войско изготовилось к бою. (1,150) Когда смотришь на рисунок 5 "Реконструкция географии Куликовской битвы в Москве", создается впечатление, что войско Дмитрия Ивановича Донского шло походом не на Мамая, а походом по ленинским местам: Ленинские горы - стадион имени Ленина - библиотека имени Ленина. Читатели не должны забывать, что Москвы еще не было, а на ее месте были холмы, леса и болота.

Ход Куликовской битвы или битвы на Кулишках, которые древнее Москвы, А. Т. Фоменко не сообщает. Тут он следует лозунгу А. П. Чехова: "Краткость - сестра таланта". Сообщается, что под ударом войска Донского войско Мамая побежало от нынешней станции метро Таганская" к нынешней станции метро "Автозаводская". Что с войском Мамая было потом и куда оно делось, не сообщается. (1,150) Новаторы хронологии утверждают, что в Куликовской битве 1380 года победил Дмитрий Донской, а в Московской битве 1382 года победил Тохтамыш, т. е. тот же Дмитрий Донской. (1, 151) Это дословное утверждение А. Т. Фоменко о том, что Дмитрий Иванович Донской - ни кто иной как Тохтамыш. (1, 151; 1, 155) И опять новаторы хронологии, как теорему, доказывают свою теорию людей - дубликатов в истории. Если в приведенном выше примере дубликатов Дмитрий Донской = Гавриил Попов, возразить что-либо трудно, т. к. "в нашей жизни всякое бывает", то в последнем примере дубликатов Дмитрий Донской = Тохтамыш возникают отдельные вопросы. Во-первых, если это разные люди, то почему они оба вздумали брать штурмом несуществующий город Москву, который, как утверждает А. Т. Фоменко, был основан около 1382 года? (1, 149) Если Дмитрий Донской и Тохтамыш действительно одно и то же лицо, то почему на Куликовом поле или "в чистом поле на Кулишках", зная, что они древнее Москвы, начал борьбу с соседними князьями за обладание Москвой, которой в 1380 году еще не было, а ровно два года спустя разорил и сжег этот несуществующий город. (1,131; 1, 137; 1, 149; 1, 151; 1, 155; 1, 159) Повторяю, каким образом Дмитрий Донской = Тохтамыш в одном лице или напару мог сжечь Москву, которой еще не воздвиг, причем, за обладание которой произошла Куликовская битва или Московская битва на Кулишках. Тут что-то не так! Или-новая хронология не точна, или реконструкция географии не верна!

О подготовке, ходе и результатах Куликовской битвы написано несколько сотен, если не несколько тысяч, книг. Поэтому восстановить традиционную хронологию и место Куликовской битвы особого труда не составляет. Как дореволюционные, так и советские историки в этом вопросе единодушны и дополняют друг друга.

Как сообщают русские летописи и Д. И. Иловайский в своей книге "Очерки отечественной истории", летом 1380 года в Москву пришла грозная весть: "Мамай поднялся со своей ордой и идет на Русь". Разведкой Дмитрия Ивановича, великого князя московского было установлено, что в Семенов день, т. е. 1 сентября 1380 года на реке Оке должны встретиться войско Мамая, войско литовского князя Ягайло и войско рязанского князя Олега для совместных действий против московского князя. (3, 8) Узнав об этом, Дмитрий Иванович разослал своих гонцов по всем удельным княжествам с приказом, собрать полки удельных князей в городе Коломне к Успеньеву дню, т. е. к 15 августа 1380 года. (3, 9)

18 августа 1380 года Дмитрий Иванович из Москвы направляется в иноческую обитель Святой Троицы, где встретился с игуменом этой обители Сергием Радонежским и получил от него благославление и двух монахов для своего войска - Пересвета и Ослябю. (3, 9-10)

20 августа 1380 года Дмитрий Иванович рано утром выступил со своим войском в поход на Мамая. Войско московского князя, перед походом было выстроено на всех улицах и площадях, примыкающих к Кремлю. Главная или отборная часть его выстроилась на Красной площади, тылом - к Китай-городу, а лицом - к трем кремлевским воротам, а именно, Никольским, Фроловским (Спасским) и Константино-Еленским (ближние к Москва-реке). Посланные из Кремля священники и дьяконы с хоругвями, иконами и освященною водой обходили площадь, осеняли крестами и кропили ратников. Все московское население высыпало на проводы ополчения. Отслужив напутственный молебен, Дмитрий Иванович на коне выехал из Кремля к войску. Остановясь перед ратью, он сказал громко: "Братие моя милая, не пощадим живота своего - за веру христианскую, за святые церкви и за землю Русскую!". "Готовы сложить свои головы за веру Христову и за тебя государь великий князь", - слышалось в ответ. Затем ударили в бубны, затрубили в трубы и войско двинулось в поход.

Рать Дмитрия Ивановича разделилась и пошла на Коломну тремя дорогами. Одну ее часть с Владимиром Андреевичем великий князь направил на Брашево (на Бронницы), другую с белозерскими князьями послал Болванской дорогой, а третью сам повел на Котел. (3, 12-13) За войском следовал длинный обоз со съестными припасами, всякой походной рухлядью, тяжелым вооружением и щитами. Князья и бояре имели еще при себе особые обозы. С войском Дмитрия Ивановича следовало десять гостей-сурожан. (3, 12-14)

24 августа 1380 года Дмитрий Иванович достиг Коломны. За несколько верст до Коломны, при впадении реки Сиверки в Москва-реку, великого князя встретили воеводы уже собравшихся здесь полков удельных князей. На другой день, т. е. 25 августа 1380 года происходил великокняжеский смотр всему войску под Коломной на широком лугу или так называемом Девичьем поле, причем, московская дружина с великокняжеским знаменем стояла в каком-то саду Памфилове. После смотра он разделил все ополчение на обычные четыре походные полка и каждому назначил предводителя. Главный или Великий полк он оставил под личным своим начальством. Полк правой руки поручил Владимиру Андреевичу, князю серпуховскому. Полк левой руки вверил Глебу, князю брянскому, а Передовой полк Дмитрию и Владимиру Всеволодовичам Всеволожским. (3, 14-15)

26 августа 1380 года войско Дмитрия Ивановича выступило в дальнейший поход левым берегом Оки. Достигнув устья Лопасни, войско остановилось, т. к. к нему присоединились ратники, которые собрались в Москве, уже после того, как великий князь отправился в Коломну. Здесь же Дмитрий Иванович выслушал новые вести о противнике, и приказал войску переправляться через Оку. После переправы он вновь сделал смотр всему ополчению и приказал его сосчитать. В ополчении оказалось более 200 тысяч ратников. (3, 15) От Лопасни войско двинулось прямо к верхнему Дону, направляясь вдоль западных рязанских пределов или по древней земле вятичей. Погода способствовала этому походу: стояли ясные и теплые дни. Во время этого похода к войску Дмитрия Ивановича присоединились дружины Андрея Ольгердовича и Дмитрия Ольгердовича. Следуя правилам предосторожности, великий князь во время похода постоянно собирал вести о противнике, т. е, как теперь говорят военные, постоянно вел разведку. (3,16-17)

Приблизясь к Дону, Дмитрий Иванович остановил полки и расположился на месте, называвшемся Березой, где и подождал отставшую пешую рать. Тут же его встретила походная разведка с добытым ею "языком", человеком из свиты Мамая, от которого под угрозой пытки узнали много важного. Оказалось, что Мамай стоит уже на Кузьминой гати (Кузьмине броде), куда он пришел 5 сентября 1380 года. (20, 67) Вперед продвигается медленно, ожидая войско Ягайлы и Олега рязанского. Дня через три Мамай должен был перейти на левую сторону Дона. Ягайло, шедший с литовским войском на соединение с Мамаем, стоял уже на берегах УПЫ у Одоева. 06 Олеге рязанском сведений не было. (3, 17-18; 20,67)

После военного совета Дмитрий Иванович принимает решение переправить свое войско за Дон. Перед этим была получена грамота, в которой Сергий Радонежский благославлял Дмитрия Ивановича на подвиг. (3,19)

7 сентября 1380 года, в пятницу, накануне Рождества Богородицы русское войско придвинулось к самому Дону. В этот день походная разведка доложила Дмитрию Ивановичу, что Мамай знает о приходе Дмитрия Ивановича на Дон, что он находится уже на Гусином броде и собирается помешать переправе русского войска. Ягайло в это время двигался от Одоева навстречу Мамаю. В этот же день, к ночи, русская рать успела переправиться за Дон и расположилась на лесистых холмах при впадении в него реки Непряд-вы. За этими холмами лежало широкое десятиверстное поле, называвшееся Куликовым, посредине его протекала река Смолка. За этой-то речкой на противоположных возвышениях разбила свой стан орда Мамая, который пришел сюда в то же время, но чуть позже и не успел помешать переправе русского войска. На самом возвышенном месте поля, на так называемом Красном холме, поставлен был шатер Мамая и шатры его ближних воевод. (3, 19-22)

Утро 8 сентября 1380 года было туманно. Густой туман мешал видеть движение полков. Но часу в девятом туман начал рассеиваться. Русские полки уже выдвинулись вперед и заняли такое положение, что правым боком они упирались в овраги и дебри реки Нижнего Дубика, впадающего в Непрядву, а левым - в крутоярье реки Смолки, там, где она делает поворот на север. Полком правой руки командовали братья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи. Полком левой руки командовали князья Белозерские. Пехота большей частью была выставлена в Передовой полк. Этим полком по-прежнему командовали братья Дмитрий и Владимир Всеволодовичи Всеволожские. Великим полком командовал сам Дмитрий Иванович. В этом же полку находилась дружина великого князя. Кроме перечисленных традиционных полков, Дмитрий Иванович создал Засадный полк, командование которым поручил своему двоюродному брату Владимиру Андреевичу и волынскому боярину Дмитрию Михайловичу Боброку. Этот конный полк стал в засаду за левым крылом в густой дубраве над рекой Смолкой. Полк был расположен так, чтобы он мог легко подкрепить сражающихся и прикрыть, в случае необходимости, обозы и мосты при переправе через Дон. Дмитрий Иванович поручил командование великокняжеской дружиной в составе Великого полка боярину Михаилу Андреевичу Бренку и передал ему своего коня, большое черное знамя с вышитым на нем ликом Спаса и золототканый плащ, а сам ушел в Передовой полк. (3, 22-23)

Часов в одиннадцать утра с противоположных холмов двинулась татарская рать навстречу русской. Оба войска стали спускаться к лощине, откуда брала свое начало речка Смолка, то есть к середине Куликова поля. На некотором расстоянии друг от друга обе рати остановились. Тут с татаро-монгольской стороны выехал воин огромного роста, чтобы по существовавшему в то время обычаю начать битву единоборством. Звали его Темир-мурза. С русской стороны выехал на коне Александр Пересвет и с копьем в руке поскакал навстречу. Противники на всем скаку ударили друг друга с такой силой, что кони их упали на колени, а сами они мертвыми свалились на землю. Тогда обе рати ринулись в битву. Скоро место, где сошлись обе рати, сделалось тесным. Расступиться в сторону было некуда, так как с обоих боков препятствовало свойство местности. Битва была рукопашной, следовательно, самой кровопролитной. Ржание и топот коней, крики сражавшихся, треск оружия и стоны раненых производили такой шум, что воеводы Передового полка тщетно пытались восстановить порядок, но никто их не слышал, да и сами они скоро пали геройской смертью. Пешая русская рать Передового полка полегла костьми. Пользуясь своим превосходством в числе и смертью многих российских вождей, татаро-монголы начали напирать на Великий полк и большое их число прорвалось к великокняжескому знамени, полагая, что около него находится Дмитрий Иванович. Прорвавшиеся татаро-монголы подрубили древко знамени и убили боярина Бренка. Полк правой руки успешно отбивал атаки противника, но не шел вперед, оставаясь на месте для поддержки Великого полка. (3, 23-25) Видя неудачу в центре, татаро-монголы с особой яростью устремились на левое наше крыло. Здесь длительное время кипел самый ожесточенный бой. Наконец, когда командовавшие Полком левой руки князья белозерские пали смертью героев, этот полк пришел в замешательство и стал под напором противника подаваться назад. Теперь Великому полку угрожала опасность быть обойденным сбоку и с тыла, все русское войско, таким образом, было бы отрезано от переправ и Донского пути, приперто к реке Непрядве и подверглось бы уничтожению. Но тут-то и сказалась замечательная предусмотрительность в создании и расположении Засадного полка. (3, 26)

Жестокая битва длилась два часа, и действительно требовалось большое терпение смотреть на нее и оставаться в бездействии, не лететь на помощь своим. В это время отступавший в беспорядке Полк левой руки и гнувшая его татаро-монгольская рать поравнялись с той самой дубравой, где стоял Засадный полк. "Теперь, и наш час пришел", - воскликнул боярин Боброк и подал команду. Засадный полк ударил во фланг и тыл татаро-монголам. Это неожиданное нападение свежего войска сильно смутило противника, утомленного долгой битвой и потерявшего воинский строй. Прорвавшийся в тыл на левом крыле русского войска противник умелыми действиями Засадного полка был рассеян и уничтожен. (3, 26-27) В это время Дмитрий Ольгердович со своим отрядом Полка правой руки поспешил закрыть левый фланг Великого полка, открывшийся с отступлением Полка левой руки, чем повысил его устойчивость и боевые возможности. В результате слаженности и успешных действий Засадного полка и Полка правой руки Великий полк сумел отразить напор татаро-монгол и перешел в наступление. Русская рать двинулась вперед, русская стойкость взяла верх. Татаро-монголы, горячо нападавшие в начале боя, успели уже утомиться, а поражение их правого крыла и появление свежих сил Засадного полка окончательно лишили их бодрости. Главная их рать дрогнула и стала отходить назад. На спуске Красного холма Мамай выставил свои последние резервы, но русские неудержимо ломились вперед и охватили противника со всех сторон. Вскоре все татаро-монгольские полчища обратились в дикое бегство. Сам Мамай и его приближенные на свежих быстрых конях ускакали в Степь, оставив свой стан в добычу победителям. (3, 27)

Русские конные отряды преследовали противника на расстоянии сорока верст до самой реки Мечи, захватив множество верблюдов, навьюченных разным имуществом, а также стада крупного рогатого и мелкого скота. (3, 27; 32, 188)

После того, как Куликовская битва была завершена, выяснилось, что Дмитрий Иванович после битвы не объявился, как сказали бы теперь, пропал без вести. Двоюродный брат великого князя "стал на костях", то есть на поле битвы, под большим черным великокняжеским знаменем и велел трубить сбор. Когда воинство сошлось около него, Владимир Андреевич начал расспрашивать, кто видел великого князя во время битвы. Кто-то видел великого князя, отбивавшегося на коне от превосходящего противника, кто-то видел его в бою пешим, кто-то видел его раненым, но нельзя было оказать помощь великому князю из-за того, что очевидец отбивался от окружившего противника и т. д. Тогда Владимир Андреевич объявил награду тому, кто найдет великого князя на поле Куликовом живым или мертвым. И поручил это дружинникам. Костромичи Федор Сабуров и Григорий Хлопищев нашли Дмитрия Ивановича в какой-то дубраве, примыкавшей к Куликову полю. Великий князь лежал под ветвями срубленного кем-то дерева. Шлем и доспех его были иссечены, сам он подняться не мог. Его подняли, сняли с него шлем и доспехи, а под ними на теле обнаружили следы ударов оружия под доспехами, то есть ссадины и ушибы. Прочность доспехов спасла жизнь великому князю. Владимир Андреевич сообщил о победе в только что закончившейся битве. Наступала ночь. Князя посадили на коня и повезли его в шатер.

Следующий день, то есть 9 сентября 1380 г. был воскресным. Дмитрий Иванович выехал к войску, хвалил его подвиги и обещал каждого наградить по заслугам. Затем с князьями и боярами он начал объезжать Куликово поле и осматривать побоище. Печально и ужасно было зрелище поля, покрытого кучами трупов и лужами запекшейся крови. Христиане и татары лежали, смешавшись друг с другом. Великий князь велел воинам отделять по возможности христианские тела от тел татаро-монгол и первых предавать земле священникам с обычными молитвами. Восемь дней оставался он еще вблизи места битвы, давая возможность войску предать земле своих братьев. Он приказал сосчитать число оставшейся рати. Сосчитали и нашли налицо только сорок тысяч человек... (3, 30-31)

8 сентября 1380 г. Ягайло находился на один день пути от места Куликовской битвы. Когда же он узнал, что на Куликовом поле одержал победу Дмитрий Иванович, он повернул свое войско вспять. (3, 31)

16 сентября 1380 г. над великими братскими могилами православных воинов священники отслужили молебен и провозгласили им вечную память.

Недавно, на краю Куликова поля лозоходцами (операторами Ассоциации по инженерной биолокации) были обнаружены массовые захоронения, поэтому утверждения А. Т. Фоменко и его сподвижников о том, что на Куликовом поле нет массовых захоронений, не соответствует действительности.

Русская рать переправилась на левый берег Дона и выступила в обратный поход. Обоз ее увеличился множеством захваченных у татар кибиток, нагруженных одеждами, оружием и всяким добром; за войском гнали отбитые табуны коней, верблюдов, буйволов, баранов. Кроме того, везли на родину многих тяжело раненых и тела погибших знатных воинов в колодах, которые состояли из распиленного вдоль отрубка с выдолбленной серединой. В числе этих воинов находились иноки Пересвет и Ослябя. (3, 33)

Дмитрий Иванович, оставив свое войско позади, с легкой конницей прибыл 21 сентября 1380 г. в город Коломну. Пробыв в Коломне дня четыре, великий князь поспешил в свой стольный город. Гонцы, отправленные тотчас после Куликовской битвы в главные города Московского княжества, уже давно известили жителей о славной победе, и настало народное ликование.

28 сентября 1380 г. Дмитрий Иванович с братом Владимиром Андреевичем торжественно вступил в Москву. Из Москвы великий князь с боярами вскоре отправились в монастырь Святой Троицы, чтобы там возблагодарить Бога и принять благословение игумена Сергия Радонежского. После панихиды великий князь щедро одарил монастырь и братию. Он переночевал у Троицы и на другой день воротился в Москву.

Тела иноков Пересвета и Осляби был погребены под Москвою в Рождественской церкви Симонова монастыря. Основателем и первым игуменом Симонова монастыря в 1379 г. стал родной племянник и постриженник Сергия Радонежского Федор, в то время духовник великого князя Дмитрия Ивановича. (1, 143; 3, 34) Тогда же были основаны многие храмы в честь Рождества Богородицы, так как победа на Куликовом поле совершилась в день этого праздника. Кроме того, Русская Православная Церковь установила ежегодно праздновать память по убиенным на Куликовом поле в так называемую субботу Дмитровскую, ибо 8 сентября 1380 г. пришлось в субботу. (3, 34)

Московский народ радовался великой победе и прославлял Дмитрия Ивановича с братом его Владимиром Андреевичем, присвоив первому звание Донского, а второму - Храброго. Русские надеялись, что орда повержена в прах и ярмо ига татаро-монгольского сброшено навсегда. Но этой надежде не было суждено сбыться так скоро. (3, 35)

Мамай, потерпев поражение на Куликовом поле, успел собрать в орде новые силы, намереваясь отомстить внезапным набегом на Москву. Однако, у Мамая в орде объявился соперник, Тохтамыш. Собранные против Москвы силы Мамай вынужден был бросить против Тохтамыша. Счастье и тут изменило Мамаю: на реке Калке у Азовского моря он был разбит войсками Тохтамыша и бежал в город Кафу (ныне Феодосия) к своим союзникам-генуэзцам. Жители Кафы вероломно его убили, чтобы завладеть имевшимися у него сокровищами.

Спустя два года после Куликовской битвы, то есть в 1382 году воцарившийся в Сарае хан Тохтамыш сделал то, к чему готовился Мамай: он совершил набег на Москву, обманом ворвался в нее, ограбил и сжег дотла, а жителей частично побил, а частично увел в плен. Чтобы избавить свое княжество и столицу от подобных набегов, Дмитрий Иванович Донской согласился снова платить дань ханам Золотой Орды. (3, 35)

Читатели, ознакомившись с описанием А. Т. Фоменко и его сподвижников битвы на Кулишках в Москве, а также с описанием летописцами и А. И. Иловайским битвы на Куликовом поле (нынешней Тульской области), сами, без подсказки, решат, кому верить.

Если сравнить описание "битвы на Кулишках" в Москве с описанием Куликовской битвы на Дону, то становится совершенно ясно, что топоним (или гидроним) Кузьмина гать (Кузьмин брод) существовал на Дону и в Москве. Какой-то Кузьма бродил по Дону, а какой-то Кузьма гатил территорию будущей Москвы. А может это был один и тот же. Кузьма, в просторечии Кузька, мать которого бывший наш правитель Н. С. Хрущев грозился показать американцам. Если же поверить летописцам и Д И. Иловайскому, довольно добросовестному историку, оказывается, что московский Кремль стоял на том же холме, что и сейчас, но только сделан он был не из кирпича, а из белого камня. Тот Кремль разрушил во время своего набега на Москву Тохтамыш в 1382 году. Из Московского Кремля на Красную площадь выходило трое ворот" Никольские, Фроловские (они же Спасские) и Константино-Еленские ворота (около Москва-реки). Стоял на своем месте Московский Китай-город. Пешие войска и великокняжеская дружина стояли на Красной площади спиной к Китай-городу. Воины остальных князей стояли на улицах и площадях, примыкающих к Кремлю и Красной площади.

Как делаются исторические открытия А. Т. Фоменко и его сподвижниками, можно рассмотреть на примере: "Москва была уже основана (впрочем недавно). Однако, она (Москва) была еще всего лишь одним из многих других центров и отнюдь не столицей всего государства. В эту эпоху действует какой-то загадочный и всемогущий "боярин Иван Дмитриевич Всеволожский, который умудрялся по своему желанию возводить на Московский престол и сгонять с него великих князей. Не исключено, что боярин Всеволожский - это просто Все-Волжский царь, то есть царь - хан Волжского царства, т. е. Золотой Орды". (1, 160) А. Т. Фоменко и его сподвижники, в очередной раз, ломятся в открытые ворота. Дело в том, что боярин Иван Дмитриевич Всеволожский, сын участника Куликовской битвы, командира Передового полка Дмитрия Всеволодовича Всеволожского, назначенного в городе Коломне лично Дмитрием Ивановичем Донским Дмитрий Всеволодович Всеволожскии никогда не носил княжеский титул и занимал сравнительно скромное положенние при дворе Дмитрия Ивановича Донского. Его сын, Иван Дмитриевич Всеволожский, одно время был фактически правителем государства при малолетнем московском великом князе Василии II Васильевиче. Поэтому Иван Дмитриевич Всеволожский, будучи всего лишь боярином, мог "умудряться" по своему желанию возводить на престол князей. Конечно, он был могущественным, но никак не загадочным. (17, 60) В 1433 году этот боярин затеял "смуту", за что был ослеплен. Вскоре он сгинул в опале, а род его выбыл из боярской среды и пресекся. Все-Волжского царя-хана из Ивана Дмитриевича Всеволожского не получилось.

Примерно по такой же методике, как в случае с Иваном Дмитриевичем Всеволожским, царем-ханом Все-Волжским, работают А. Т. Фоменко и его сподвижники и в других случаях. Например, в Золотой Орде был хан Тохта. Этот хан жил в 1287-1312 годах нашей эры. У него был сподвижник темник Ногай (командир десятитысячного отряда воинов). После этого авторы берут хана Золотой Орды Тохтамыша, который был на этой должности с некоторыми перерывами в 1380-1407 годах. У Тохтамыша был свой темник Мамай. Вот вам и сдвиг в сто лет. И доказательств полно: хан Тохта убил своего темника Ногая, хан Тохтамыш помог погибнуть своему темнику Мамаю после Куликовской битвы. Вот вам и дубликаты реальных исторических лиц. (1, 153; 19, 80-90) Затем зяавляют, что "Тохтамыш = Дмитрий Донской". И пусть читатели сами разбираются, кто есть кто! (1, 149)

А. Т. Фоменко и его сподвижники, и почему-то считают, что "беспомощные жители Руси", будучи не в состоянии организовать свое собственное государство, призывают к себе варягов Рюрика и просят управлять ими. (1, 113) Иначе говоря, затронули давнишнюю норманнскую теорию происхождения Рюрика и его братьев. Но ведь еще в прошлом веке известный С. А. Гедеонов, а в наше время, бывший российский подданный, а ныне житель Канады С. Лесной (он же С. Парамонов) в своей книге "Откуда ты, Русь?", камня на камне не оставили от этой теории. (21,СХШ; 21, ЬХХ1Х; 6) Академик А. А. Шахматов в начале нашего века провел специальное исследование и доказал, что Рюрик и его братья Синеус и Трувор пришли в район Новгорода, Белооозера и Изборска и принесли с собой название Русская земля. Было это по расчетам А. А. Шахматова между 860 и 863 годами нашей эры. (22)

А. Т. Фоменко и его сподвижники считают, что три брата Рюрик, Синеус и Трувор разделили Русско-Монгольскую Орду в XIV веке на три самостоятельных орды: Золотую Орду, Синюю Орду и Белую Орду. Какие доказательства этого события? Да, никаких! Авторы просто считают, что Рюрик, Синеус и Трувор, пять веков спустя после своею прихода, разделили в XIV веке неизвестно откуда взявшуюся Русско-Монгольскую Орду на три. Причем, Синеусу, вероятно за его синие усы, досталась Синяя Орда. Долговато делили!(1, 120-121)

А. Т. Фоменко и его сподвижники считают, что Белая Русь и Белая Орда являются синонимами. А это не так! Белая Русь всегда находилась примерно там, где теперь находится Белоруссия. А Белая Орда располагалась на территории от берегов реки Оби и до берегов реки Яик (ныне река Урал). Западнее Белой Орды находилась Золотая Орда. (1, 120; 19, 38-39; 19, 88-89)

В 1380 году, во время Куликовской битвы, Тамерлан (он же хромой Тимур) находился со своим войском в Персии. Он приказал Тохтамышу с войском Белой Орды выступить против Мамая. Тохтамыш захватил столицу Золотой Орды город Сарай, догнал войско, собираемое Мамаем для нового похода на Москву, и разбил это войско на реке Калке у Азовского моря. Это было после Куликова поля. Мамай бежал в Крым, где был убит. (19,103-104)

А. Т. Фоменко и его сподвижникам непонятно описание битвы русских князей на реке Калке в 1223 году с войском Чингизхана и битвы войска венгерского короля Белы в районе города Пешта с татаро-монголами под командованием Батыя в 1241 году. Их удивляет схожесть в описании этих событий. До них не дошло, что татаро-монголы применяли шаблонную тактику выманивания противника из неприступных укреплений и изматывания его непрерывными восьмидневными переходами и полным уничтожением его потом. (19, 30) Подобный прием применили татаро-монголы и ранее, в Закавказье, когда они наткнулись на неприступные укрепления 30-тысячного войска грузинских рыцарей. Они (татаро-монголы), так же, как потом под Пештом побежали, грузинские рыцари стали их преследовать и были полностью разбиты. (17,83)

А. Т. Фоменко и его сподвижники жалуются на то, что в Географическом атласе, М. 1968 нет реки Калки. Но в этом атласе, наверняка, нет реки Матоас, реки Асий и реки Истр. Указана только река Дунай. Но это ничего не значит, раз Дунай имел несколько наименований. (23, 314) То же самое могло быть и с рекой Калкой.

Выдающееся "открытие" А. Т. Фоменко и его сподвижников это тот "факт", что эра Хиджры или Геджры началась не в 622 году, как считают правоверные мусульмане, а в 1318 году, "это в точности начало правления Георгия = Чингизхана. (1, 120; 33, 138-141) Под Георгием = Чингизханом имеется в виду Юрий (Георгий) Данилович московский - начало XIV века. Он же Чингизхан. (1, 114) И еще одно выдающееся "открытие" авторы делают в связи с Юрием (Георгием) Даниловичем. Дело в том, что реальный Юрий (Георгий) Данилович - это внук Александра Невского. Он занял московский престол в 1318 году нашей эры. (1, 112) Чингизхан умер или был убит в 1227 году. Битва на реке Сити была 4 марта 1237 г. Каким образом Юрий (Георгий) Данилович мог принять участие в битве, которая была за 90 лет до его восшествия на московский престол. В битве на реке Сити 4 марта 1237 г. принимал участие Юрий (Георгий) Всеволодович, великий князь Владимиро-Суздальской земли, дядя, а не внук, Александра Невского. Чингизхан тоже не мог принимать участия в битве на реке Сити, так как его уже десять лет, как не было на этом свете. Поэтому ни Юрий (Георгий) Данилович, ни Чингизхан не могли быть основателями Русской Монгольской Великой Империи, как утверждают А. Т. Фоменко и его сподвижники. Кстати, такого наименования государства нет ни в одной русской летописи. Нет такого наименования и в документах иностранцев того времени. (17, 89; 32, 188) Но причем здесь хронология, старая или новая, если речь идет о географии или топонимике.

Конечно, очень лестно знать, что внук Алексадра Невского был изобретателем эры Хиджры или Геджры и он же прообраза-Георгия Победоносца на коне. К сожалению, авторы только утверждают, что это было так, а не иначе, но не обременяют себя доказательствами. (1, 120) Авторы новой хронологии Руси путают в своей книге реку Калку с городом Калугой, потом - реку Калку с Куликовым полем, город Симбирск - с Сибирью, а Куликово поле в Тульской области - с Кулишками в городе Москве, Кострому - с Хорезмом, Самару - с Самаркандом.

И опять возникает вопрос, причем тут хронология, если речь идет географии? Все это объясняется, вероятно, очень просто, только профессиональными пристрастиями авторов - они же физико-математики. Например, в Самарканде жил астроном Улугбек, а в Хорезме жил математик аль-Хорезми, от имени которого появился всемирно известный математический термин "алгоритм". Вероятно, поэтому авторам захотелось, хоть за уши, но подтянуть эти города до наших пределов, т. е. город Самарканд до города Самары, а город Хорезм до города Костромы. Конкретных объяснений своих действий в этом вопросе авторы в книге не дают, они просто утверждают, что все было точно так, а не иначе: Самарканд - это Самара, а Хорезм - это Кострома. Точь в точь, как пелось в песенке военных лет "А, ну ка, дай жизни Калуга, ходи веселей Кострома!" (1,122-124; 1, 129; 1, 156-157; 1, 216) А. Т. Фоменко даже не замечает, что один из его сподвижников, а именно А. А. Бушков, подтверждает существование города Хорезма в нынешней Средней Азии, и даже взятие этого города штурмом татаро-монголами в 1225 году, а другой его сподвижник С. И. Валянский, несмотря на упоминание города Хорезма у средневековых авторов, считает, что города Хорезма не существовала (36, 120-121; 36, 132; 37, 210; 37, 284) И еще одна особенность А. Т. Фоменко и его сподвижников. Например, в литературоведении есть термин "прообраз" или "прототип" литературного героя. Прообразом (прототипом) Татьяны Лариной была Наталья Дмтриевна Апухтина (по мужу Фонвизина), жившая во времена А. С. Пушкина. Прообразом (прототипом) литературного героя Павки Корчагина был сам автор повести "Как закалялась сталь" Николай Алексеевич Островский. Прообразом (прототипом) литературного героя повести Аркадия Гайдара 'Тимур и его команда" был его сын Тимур, отец нашего демократа Егора Гайдара, в детстве. У писателей прообраз (прототип) литературного героя должен быть его современником или предшественником. Как говаривал В. В. Маяковский, чтоб "жизнь писать с кого". Авторы новой хронологии Руси считают, что прообраз (прототип) реального исторического лица, участника реальных исторических событий, может жить и позже исторического героя, но оставаться для этого героя прообразом (прототипом). Чтобы стало ясно, о чем идет речь, попробуйте представить, что Тимур Аркадьевич (отец-нашего демократа Егора Гайдара) является прообразом (прототипом) Тимура (Тамерлана) - жестокого и грозного азиатского правителя, а Борис Ельцин прообраз (прототип) Бориса Годунова. "Что за бред сивой кобылы?" - воскликнут читатели и будут правы, но только - в отношении Тимура Аркадьевича и Тимура (Тамерлана), а также - Бориса Ельцина и Бориса Годунова. Но в отношении других реальных исторических лиц, авторы новой хронологии Руси такой метод, связанный с прообразом (прототипом), используют сплошь и рядом И никакого "бреда сивой кобылы"! Все абсолютно научно! Читатели могут это проверить сами, заглянув в указанные ниже страницы книги новаторов хронологии. (1, 43-44; 1,51-61; 1, 112-122; 1,126; 1,130; 1,155; 1,161; 1,163-165)

В заключение этой главы следует остановиться на некоторых терминах. А. Т. Фоменко и его сподвижники считают, что Тмутараканью в прошлом называли город Астрахань. (1, 41; 1, 248) Они ошибаются. Такого никогда не было. Астрахань в прошлом называлась Хазитораканью и находилась, как и теперь, в устье реки Волги. А Тмуторакань всегда находилась в устье реки Кубань на Таманском полуострове.

Авторы новой хронологии Руси утверждают, что некоторые историки до сих пор ищут и не могут найти знаменитую Тмуторакань. Неизвестно, что они подразумевают под словами "некоторые историки", но, кажется, авторы снова ошибаются. И для такого вывода есть основания, т. к., например, историки Древней Греции хорошо знают город Мирмикон (Мирмидон), который они не путают даже с созвучным городом Мирмекием. Историки Древней Греции знают о том, что город Мирмикон (Мирмидон) был переименован в город Ахиллеон. Последний был раскопан нашими археологами лет пятнадцать назад. Позже этот город носил название Гермонасса. Историки Древнего Востока знают город Матехра или Матарха. Историки Византии знают город Таматарха, а историки Руси знают, где находился город Тмуторакань и кому из русских князей он принадлежал. Читатели уже догадались, что речь здесь идет об одном и том же городе, который "некоторые историки" не могут найти - о знаменитой Тмуторакани. И потом, разве наменования городов имеют отношение к новой или старой хронологии Руси? Это же география и топонимика, совершенно другие науки, но никак не хронология. Имеются у авторов самобытные решения и по другим терминам (названиям). Так они утверждают, что слово "мусульмане" произошло от названия города Мосул. (1, 130) Название города Сарай произошло от слова склад (сарай). Можно считать, что город Бахчисарай означает склад для бахчевых культур. Они с абсолютной уверенностью утверждают, что слово "Батый" произошло от слова "Батя", а слово "Мамай" произошло от слова "Мама". Но эти термины уже из области анекдотов для первоклассников. (1, 13-15; 1, 79; 1, 127; 32, 187; 33, 293, 36, 57; 36, 61; 36, 140; 36,156-157; 36,175-176; 36,188; 36, 203; 36, 207-208; 36, 222)

Удивляет только одно, как получилось, что столь проницательные А. Т. Фоменко и его сподвижники, новаторы хронологии и выдающиеся специалисты по сдвигам и дубликатам, не заметили 100-летний сдвиг- 1380 год (Куликовская битва) и 1480 год (стояние на реке Угре, после чего Русь освободилась от татаро-мон-гольского ига). Не заметили они 200-летний сдвиг - 1612 год (взятие Москвы польскими интервентами) и 1812 год (взятие Москвы войском Наполеона). Не заметили они 700-летний сдвиг - 1242 год (разгром немцев на льду Чудского озера) и 1942 год (разгром немцев под Сталинградом). И компьютерные вычисления по тонкой технологии выполнять не надо было. Все лежало на поверхности и "заметить" было проще, чем производить слово "Батый" от слова "Батя" и слово "Мамай" от слова "Мама". Ну, а если серьезно, автору этих строк не совсем понятно чрезмерное усердие таких блестящих физико-математиков в столь темной для них проблеме, без каких-либо очевидных результатов.

5. Сколько Иванов Грозных было в нашей истории?

Историки по данному вопросу рапортуют нам о том, что в нашей истории был всего лишь один Иван IV Васильевич (он же Иван Грозный), который жил на нашей планете в 1530-1584 годах, т.е. всего прожил 54 года. Даже не дотянул целую пятилетку до теперешнего пенсионного возраста - 60 лет.

Физико-математики считают, что в нашей истории было четверо Иванов Грозных, да еще Василий Блаженный. Кто прав? Надо разбираться...

Согласно гипотезе А. Т. Фоменко и его сподвижников весь период Грозного от 1547 года (с момента восшествия на престол) и до 1584 года естественным образом делится на четыре разных правления четырех различных царей. Затем все они были объединены под одним именем "Грозный". Это было сделано уже в XVII веке, при Романовых с определенной целью: для обоснования права Михаила (первого Романова) на Российский престол. Это было достигнуто так: был искусственно создан некий образ "великого Грозного царя", правившего перед ними почти пятьдесят лет. (1, 169) Такую же точку зрения имеет А. Г. Сергеев, автор интересной книги "Правители государств и отцы церкви Европы за 2000 лет". (2, 410-416) Все три автора (Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко и А. Г. Сергеев) считают, что Иван IV Васильевич (он же Иван Грозный) находился на престоле с 1547 по 1553 годы. Это был впечатлительный, и религиозный человек, который не вынес стольких перегрузок, давивших на него еще в детском возрасте, когда он оказался очевидцем борьбы за трон. Стрессы казанского похода усугубили его состояние и вечером 11 марта 1553 г. ближние бояре присягнули на верность наследнику престола грудному младенцу Дмитрию. Затем по традиционной истории царь выздоровел, а младенец Дмитрий трагически погиб - из-за небрежности няньки утонул в речке. На самом деле царь так и не оправился и стал душевнобольным (юродивым) под именем Василия Блаженного. (2, 411) По мнению всех трех авторов (Г. В. Носовский, А. Т. Фоменко и А. Г. Сергеев), отождествление Ивана IV Васильевича, покорителя Казани, с Василием Блаженным также косвенно подтверждается тем, что построенный в честь этого покорения Казани Покровский Собор на Красной площади в Москве до сих пор называется Собором Василия Блаженного. (1, 173)

Малолетний Дмитрий Иванович как второй царь периода "Грозного" правил в 1553-1563 годах, фактически это правление "избранной рады" под руководством Адашева. Сегодня считается, что первый сын Ивана IV Васильевича - младенец Дмитрий - умер сразу же после того, как ему присягнули в 1553 году. (1, 173) " Однако, из документов следует, что при малолетнем Дмитрии был создан регентский совет - "избранная рада", который действовал до 1563 года. Считается, будто после внезапной смерти младенца Дмитрия Иван Грозный "неожиданно выздоровел и тут же устроил над собой опеку - "опекунский совет". Историки строят различные теории, чтобы объяснить, зачем взрослому царю потребовалось это странное опекунство. Гипотеза А. Т. Фоменко и его сподвижников объясняет, что "избранная рада" действительно была создана, но как опекунский совет отнюдь не над взрослым Иваном Грозным, а над младенцем Дмитрием, который в действительности не умер. Царю-младенцу была принесена присяга, и от его имени опекунский совет начал править страной. (1, 173)

Десятилетний период 1553-1563 годов авторы новой хронологии Руси приписывают правлению малолетнего Дмитрия, а не якобы "устранившегося от дел" Ивана Грозного. Основное событие


Тут пропущена куча страниц!!!


рия Донского. Кроме того, речь шла о важном очаге патриотического воспитания соотечественников и очаге познания настоящей своей истории.

Куликовская битва произошла на десятиверстном поле Куликовом, а не на Кулишках в Москве. Это исторический факт и он должен восторжествовать! Следовательно, "основоположники" "гипотезы", нанесшей громаднейший моральный и материальный ущерб Отечеству, вполне заслужили петровский кнут и все остальное, что его сопровождало в петровские времена.

А. А. Бушков, один из сподвижников А. Т. Фоменко (он же писатель фантастического и приключенческого жанра), свою книгу, посвященную некоторым вопросам истории Отечества, назвал: "Россия, которой не было". Это означает, что его "гипотезы" никоим образом не касаются реальной истории России, которая была. Иначе говоря, он приложил руку к основательному искажению истории Отечества и сам лично в этом признался. (37)

Н. Н. Ефимов, еще один из сподвижников А Т. Фоменко (он же руководитель творческого коллектива), дал своей книге яркий и очень броский заголовок: "Заговор против русской истории". (32) Как известно, нельзя повернуть колесо истории вспять. Точно так же нельзя устроить или организовать заговор против русской истории (как и против истории любого другого народа). История есть история. Она состоялась. И ее (историю) можно изложить правильно, достоверно, обоснованно. И, наоборот, историю можно исказить. Так и в данном случае, Н. Н. Ефимов, вместе со своим творческим коллективом, искажает историю Отечества. Искажают историю Отечества сам А. Т. Фоменко и все его сподвижники. И тут ничего не поделаешь. Это факт! Зачем это надо? На этот вопрос овечает знаменитое крылатое изречение: "Не изучив историю, нельзя понять настоящее, а не поняв настоящего, нельзя построить будущее". Читателям надо помнить это изречение, когда они будут знакомиться с "гипотезами", "версиями" и "загадками-разгадками" А. Т. Фоменко и его сподвижников. И надо просто почаще шевелить мозгами.

01.10.1998 Н. А. УЛЬЯНКИН.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Носовский Г. В., Фоменко А. Т. Новая хронология Руси М. 1997

2. Сергеев А. Г. Правители государств и отцы церкви Европы за 2000 лет. Владимир, 1997

3. Иловайский А. И. Очерки отечественной истории. М. 1995

4. Гумилев Л. Н. Тысячелетие вокруг Каспия. М 1993

5. Кандыба В. М. История русского народа. М. 1995

6. Лесной С. Н. Откуда ты, Русь? Ростов-на-Дону, 1995

7. Ляшевский С. Опыт согласования современных научных данных с библейским повествованием в свете новейших археологических раскопок и исследований. М. 1994

8. Карамзин Н. М. История государства Российского. М. 1988, т.1

9. Классен Е. И. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов дорюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова. М. 1854 (СПб. 1995)

10. Полное собрание русских летописей. СПб. 1846, т. 1

11. Полное собрание русских летописей. М. 1962, т. 2

12. Полное собрание русских летописей. СПб. 1841, т. 3

13. Полное собрание русских летописей. СПб. 18??, т. 4

14. Полное собрание русских летописей. СПб. 1851, т. 5

15. Полное собрание русских летописей. СПб. 1856, т. 7

16. Полное собрание русских летописей. Л. 1989, т. 38

17. Куликовская битва в истории и культуре нашей Родины. М. 1983

18. Культура Византии. Вторая половина УП-ХП в. М. 1989

19. Гордеев А. А. История казаков. М. 1991, ч. 1

20. За землю Русскую. М. 1980

21. Гедеонов С. А. Варяги и Русь. СПб. 1876

22. Шахматов А. А. Сказание о призвании варягов. СПб. 1904

23. Страбон География. М. 1994

24. Сокольский М. М. Неверная память. (Герои м антигерои России). Историко-полемическое эссэ. М. 1990

25. Пашуто В. Г. Александр Невский. М. -Л. 1975

26. Переписка Ивана Грозного и Андрея Курбского. М. 1993

27. Никитин А. Невидимка XVI века. "Знание-сила", 1971, ь6, с. 45-48

28. Никитин А. Невидимка ХУ1 века. "Знание-сила", 1971, ь7, с. 43-46

29. Пересветов Р. Т. Тайны выцветших строк. М. 1961

30. Горленко В. Не печалься, обиды не в счет. "Правда" от 11.11.90

31. ЭКО, 1982, ь 4, обложка

32. Бочаров А. И., Ефимов Н. Н., Чечух И. М, Чернышев И. Ю. Заговор против русской истории. (Факты, загадки, версии). М. 1998

33. Валянский С. И., Калюжный Д. В. О графе Гомере, крестоносце Батые и знаке зверя. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

34. Валянский С. И., Калюжный Д. В. Путь на Восток или без вести пропавшие во времени. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

35. Валянский С. И., Калюжный Д. В. Явление Руси. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

36. Валянский С И., Калюжный Д В. Тьма горьких истин... Русь. (Хронотрон. Версии мировой истории). М. 1998

37. Бушков А. А. Россия, которой не было. (Загадки, версии, гипотезы). М. 1997

38. Се повести временных лет (Лаврентьевская летопись). Арзамас, 1993

39. Великая хроника Польши. М. 1987

40. Макаровский Е. Истоки Руси, Уезйпк, Балтимора, 1993, ь 16 (66), с. 25-28

41. Макаровский Е. Истоки Руси. 'Уез^шк, Балтимора, 1993, ь 17 (67), с. 19-23

42. Хайнман И. Еврейская диаспора и Русь. Иерусалим, 1983

43. Ломоносов М. В. Древняя Российская история. Сочинения. М-А. 1952, т. 6

44. Нечволодов А. Сказания о Русской земле. М. 1997, кн. 1

45. Нечволодов А. Сказания о Русской земле. М. 1997, кн. 2

46. Ишимова А. О. Сокращенная русская история. М. 1993

47. Лопухин А. П. Библейская история. Монреаль, 1986

48. Голан А. Миф и символ. М. 1995


Содержание

От автора -- 3

2. Сложности и проблемы в хронологии истории Руси -- 12

3. Было ли на Руси татаро-монгольское нашествие и татаро-монгольское иго? -- 21

4. Когда и где произошла Куликовская битва? -- 32

5. Сколько Иванов Грозных было в нашей истории? -- 50

6. Методика создания "гипотез" А. Т. Фоменко и его сподвижников -- 72

7. Была ли "шпаргалка" при разработке "гипотез" у А. Т. Фоменко

и его сподвижников? -- 81

8. Смысл и назначение "гипотез" А. Т. Фоменко и его сподвижников -- 86

Список использованной литературы -- 93

95


 

Hosted by uCoz